Сколько процентов обязаны оплачивать по родовым сертификатам мед персоналу?

Новости в сфере медицинского права за январь – ноябрь 2019 года (подготовлено экспертами компании

Сколько процентов обязаны оплачивать по родовым сертификатам мед персоналу?

Пациент, требуя взыскания морального вреда за некачественное лечение, должен доказать лишь факт своих страданий

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 июня 2019 г. N 74-КГ19-5

По делам о взыскании морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи истец (пациент) обязан доказать только факт наличия своих страданий, а ответчик (медорганизация) – правомерность своего поведения и отсутствие своей вины, причем дважды, – как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи. Иное распределение бремени доказывания – в корне неправильно.

На это указал Верховный Суд РФ, рассматривая кассационную жалобу пациентки на решение суда об отказе в компенсации морального вреда ввиду недоказанности истцом факта противоправного поведения больницы, причинения вреда здоровью, причинно-следственной связи между ними и вины ответчика.

Пациентка – пожилая женщина, инвалид 1 группы, – потребовала заплатить ей более миллиона рублей в счет компенсации перенесенных моральных страданий в связи с неустановлением правильного диагноза: положили её в больницу из-за боли в ноге, однако причину боли так и не нашли, с чем и выписали домой, – а сами ни “рентгена” ноги не сделали, ни хирурга, ни травматолога на осмотр не позвали. Через пару месяцев, уже в другом медучреждении, рентгеновский снимок больной ноги обнаружил застарелый несросшийся надвертельный перелом шейки бедра.

Значит, больница оказала медуслуги некачественно, и это причинило пациентке нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, и привели к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов.

В качестве доказательств виновности больницы пациентка представила следующие документы:

– акт внеплановой документальной проверки Росздравнадзора с указанием на нарушение больницей ряда положений Закона об основах охраны здоровья граждан (не проведён полный объём диагностических мероприятий для уточнения диагноза, не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении, не сделан снимок правого коленного сустава, завотделением не проконтролировал полноту диагностических мероприятий);

– материалы служебного расследования самой больницы, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации со стороны дежурных и лечащих врачей.

По существу лечения врачебная комиссия отметила, что рентген сделать было нельзя из-за технической невозможности уложить ногу для обследования из-за контрактуры правого коленного сустава.

А еще у пациентки не было клинических признаков перелома шейки бедра, и поэтому она не соответствовала критериям отбора для осмотра травматолога показаний для диагностирования перелома шейки бедра;

– акт целевой ЭКМП, проведенной СМО и “засиленной” ТФОМС. Акт также выявил ряд нарушений в работе сотрудников больницы при оказании медпомощи истице.

Во время рассмотрения дела суд по ходатайству больницы назначил судебно-медицинскую экспертизу. Но согласно заключению СМЭ:

– обследование пациентки соответствовало выставленному ей диагнозу;

– неустановление перелома шейки бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после её выписки из стационара;

– при поступлении в терапевтическое отделение больницы и при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены;

– однако поскольку последствий этого дефекта медпомощи в настоящее время не имеется, то, по мнению эксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

В итоге суд полностью отказал в иске, отметив, что пациентка:

1.

 сама должна была доказать факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлёкшей за собой причинение вреда здоровью истца: например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения, либо что состояние её здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объём оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для её здоровья, либо создал такую угрозу; и

2. сама должна была доказать вину ответчика в причинении этого вреда.

Пациентка же с этим не справилась. А заключение СМЭ не подтвердило ни противоправность поведения ответчика, ни наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, ни его виновность.

Что же до актов проверки Росздравнадзора и целевой ЭКМП, то в этих документах четко не написано, кто именно их составлял, и какая у него квалификация. А значит, и доверять им суд не может.

Региональный суд согласился с этими выводами, дополнительно упрекнув истицу в том, что она не сообщила при своей госпитализации симптомы, характерные для перелома шейки бедра.

Потому диагноз “травма бедренной кости” врачами поставлен не был, лечение не назначалось, но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной.

Да и в больницу она поступила не в связи с травмой, а потому, что начался паводок-2014, в регионе введен режим ЧС, и ее положили “на всякий случай” ввиду многочисленных хронических заболеваний.

Верховный Суд РФ, ознакомившись с делом, обнаружил в нем существенные нарушения норм материального и процессуального права и вернул дело на пересмотр в первую инстанцию. При этом ВС РФ отметил следующие грубые ошибки нижестоящих судов:

– из содержания иска усматривается, что требования о компенсации морального вреда основаны на факте некачественной медпомощи (не были проведены необходимые обследования и не установлен диагноз, что повлекло ненадлежащее и несвоевременное лечение и привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания). Тем самым было нарушено её право на здоровье как нематериальное благо;

– следовательно, в данном деле юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются факты переживания истицей физических или нравственных страданий в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ей нематериальные блага, при этом:

– причинитель вреда (больница) должен доказать правомерность своего поведения,

– причинитель вреда (больница) должен доказать отсутствие своей вины (ведь законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик, самостоятельно). Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медицинской помощи;

– потерпевший должен доказать факт наличия вреда – физических и/или нравственных страданий (если это вред моральный);

– а также потерпевший должен доказать, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред;

– в данном деле суды неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи, и неправомерно освободили ответчика от доказывания его невиновности в неустановлении правильного диагноза (что повлекло за собой ненадлежащее и несвоевременное лечение истицы) и в дефектах оказания ей медпомощи (что привело к ухудшению состояния её здоровья);

– кроме того, утверждая об отсутствии вины больницы, суды не применили к спорным отношениям положения закона о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи.

А ведь именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум врачей.

В конце концов, именно лечащий врач устанавливает диагноз;

– в связи с этим суд не выяснил – предпринимал ли лечащий врач все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента? Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Имелась ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь (при том, что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике)?;

– утверждение суда о том, что истица не предъявляла симптомов, характерных именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пациентка не обладает специальными познаниями в медицине и не может знать, какие жалобы в данном случае являются характерными;

– тот факт, что в больницу истицу положили в связи с ЧС в регионе, тоже не имеет значения: он никак не изменяет установленный законом порядок оказания медпомощи;

– нижестоящие суды обосновали свои выводы исключительно заключением СМЭ.

Однако заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами.

Другими словами, выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора. В таком случае нарушался бы смысл гражданского судопроизводства. Кроме того, и в имеющемся заключении СМЭ отмечены недостатки в оказании медпомощи.

Однако вопрос о том, была ли у сотрудников больницы возможность правильного определения диагноза в случае проведения всех необходимых исследований, предметом исследования в судебном заседании не являлся, и на обсуждение сторон спора, в том числе в целях назначения дополнительной экспертизы, не выносился;

– наконец, выводы суда относительно актов проверки Росздравнадзора и целевой ЭКМП страховой медорганизации явно не соответствуют содержанию этих документов. В акте проверки имеются сведения о лицах, проводивших проверку и составивших акт.

А требования к экспертам СМО и оформлению ЭКМП вообще установлены специальными актами, и в частности, предоставляют экспертам право указать в акте экспертизы не свои ФИО, а свой идентификационный код.

К тому же акт этой ЭКМП проверялся ТФОМСом, и результаты этой экспертизы были признаны обоснованными, о чем в деле тоже есть документы.

____________________________________________

Источник: http://base.garant.ru/57404657/

Врачи и медсестры переведены на новую систему оплаты

Сколько процентов обязаны оплачивать по родовым сертификатам мед персоналу?

А. Таранин

В московской консультативно-диагностической поликлинике № 121 сокращения начались еще с 2015 г. Из 18 работавших ранее врачей осталось всего шесть, рассказывает врач-гинеколог Мария Губарева. Нагрузка сильно выросла.

«Раньше я вела 60–70 беременных пациенток сразу, а сейчас у меня 126 пациенток», – говорит Губарева.

У каждого доктора увеличился участок, который он обслуживает: количество пациентов на участках доходит до 5000–6000 человек на одного врача, добавляет Екатерина Чацкая, акушер-гинеколог и сопредседатель профсоюза медработников «Действие».

Анна Землянухина, участковый терапевт Диагностического центра № 5, винит в ухудшении условий труда введенную в 2015 г. программу «Московский стандарт поликлиники», по которой участковые терапевты перестали посещать больных на дому, а принимают только в поликлинике.

Землянухина говорит, что по норме доктор должен принять до 30–34 пациентов в день, но через него проходит еще больший поток больных. «Я знаю лора, у которого выработка вместо 100% составила 160%, а ему за это ничего не заплатили», – вспоминает Землянухина.

Опрошенные «Ведомостями» врачи жалуются на усталость, переработки и недостойную оплату труда.

Основные сокращения медперсонала произошли в 2014 г. из-за реформы здравоохранения. По данным Росстата, в 2014 г. число врачей в России сократилось на 90 000 человек при сохранении высокого уровня совместительства: каждый врач в среднем работает на 1,4 ставки.

Правительство урезает финансирование социальной сферы, в том числе государственного здравоохранения, объясняет Сергей Саурин, руководитель юридического направления Центра социально-трудовых прав. Но согласно выпущенным в мае 2012 г.

указам президента зарплата медиков должна к 2018 г. вдвое превысить среднюю зарплату в регионе проживания.

Выполнить указы президента можно было только одним способом – резко сократить штат государственных медучреждений, констатирует Елена Герасимова, директор Центра социально-трудовых прав.

34,2 млрд руб., по официальным данным, составит общее сокращение расходов на выплату врачам, учителям и соцработникам в 2016 г. Сокращения персонала больниц и клиник продолжатся. По оценкам, полученным на основе нормативов обеспеченности населения Москвы врачами (40,9 врача на 10 000 населения к 2018 г.), получается, что в 2015–2017 гг. число врачей в столице сократится на 14 500 человек

На недавнем совещании в правительстве было заявлено, что средняя зарплата врача в России выросла с 35 900 до 48 000 руб. в месяц. Однако опрос 5300 медиков из 84 регионов, проведенный в апреле 2016 г. фондом «Здоровье», показал, что подавляющее большинство медиков зарабатывают до 20 000 руб. в месяц.

Медучреждения все чаще меняют условия трудового договора с целью возложить на медиков дополнительные обязанности. При этом они ссылаются на ст. 74 Трудового кодекса об организационных изменениях, рассказывает Саурин.

Врачи часто не могут защитить свои права, так как все документы составлены юридически грамотно. Чтобы больше заработать, врачи договариваются с руководством и берут по 3–4 ставки, хотя по закону могут совмещать только 1,5 ставки. В 2015 г.

Счетная палата признала, что рост зарплат медработников обусловлен ростом нагрузки, когда вместо положенных 8 часов врач работает 12 часов и более.

Сейчас многие больницы и поликлиники стали заключать с врачами допсоглашения к трудовым договорам, по которым они включили дополнительную работу, ранее оплачивавшуюся сверх оклада, в должностные обязанности работников. Врачи, подписавшие допсоглашения, вынуждены работать в 2 раза больше за те же деньги, рассказывает Саурин.

Против медиков сыграла и введенная в 2014 г. новая процедура оценки условий труда работников. Если раньше доплаты и льготы за вредность начислялись исходя из должности работника, то теперь оценивается на предмет вредности каждое конкретное рабочее место, рассказывает Саурин.

Если раньше медикам присваивали 3-й класс вредности (вредные условия труда), то теперь даже сотрудникам рентгенкабинетов присваивается 2-й класс вредности (допустимые условия труда). А понижение статуса влечет за собой отмену надбавок и льгот.

«Я, например, потеряла 12 дней отпуска за год», – признается Чацкая.

На сайте департамента здравоохранения Москвы указано, что зарплата врача состоит из оклада, компенсаций (за работу в ночное время, за вредные условия труда, за совмещение профессий) и стимулирующей части (за интенсивность работы и за непрерывный стаж).

В 2014 г. Минздрав заявлял о том, что гарантированные выплаты составят 55–60% общей суммы заработка врачей. «Мы требовали, чтобы нам увеличили базовую часть зарплаты до 60%. Начальство увеличило базовую часть и уменьшило стимулирующие выплаты. Так что заработок остался таким же, каким был и раньше», – вспоминает Землянухина.

На практике выплаты зависят от руководства поликлиник и больниц, говорят врачи. Например, Губарева в марте 2016 г. получила 23 715 руб. оклада, еще 5000 руб.

за модернизацию (что это за надбавка, Губарева точно не знает, говорит, что раньше она называлась доплатой от московского правительства). За выслугу лет Губаревой начислили 7114 руб., а за выдачу родовых сертификатов она получила почти 12 000 руб.

С доплатой за ученую степень (чуть более 1000 руб.) и премией (менее 2000 руб.) она получила на руки 50 835 руб.

Губарева говорит, что надбавки могут снять за любую провинность: сделал ошибку в оформлении документов, не успел принять всех больных или поступила жалоба от пациента. Электронная система записи к врачам emias.ru отводит на прием одного пациента 10–15 минут. Большинство врачей не укладываются в эти сроки.

Лишение стимулирующих выплат стало для начальства клиник действенным способом давления на работников, отмечает Саурин. Несогласные либо сами уходят, либо их увольняют за нарушение дисциплины. И в поликлинике остаются только лояльные работники, готовые много работать за малые деньги, говорит он.

Руководство медучреждений тоже получает премии.

Например, заместитель главного врача по медицинской части получает премию за организацию, контроль и планирование целевых программ «Столичного здравоохранения» и национального проекта «Здоровье», следует из внутренних документов нескольких поликлиник, изученных «Ведомостями».

Он получает также выплаты за выполнение срочных работ по распоряжению вышестоящих инстанций.

А выплаты главному врачу поликлиники осуществляются по приказу руководителя департамента здравоохранения региона, и, как признались опрошенные «Ведомостями» врачи, никто точно не знает, за что премируют главврача. «Ходят слухи, что главврачам даже начисляли премии за выполнение плана по сокращению сотрудников и удельных затрат на обслуживание пациентов», – говорит Землянухина. По ее сведениям, премии руководству медучреждений могут достигать 3–5 млн руб. в год.

Главврачи нередко сами себе начисляют премии. Недавно Петропавловск-Камчатский суд вынес обвинительный приговор по делу бывшего главврача городской поликлиники № 2, которая незаконно премировала сама себя на 610 000 руб., сэкономив на зарплатах работников. А в Калининграде было возбуждено уголовное дело о получении руководством горбольницы № 1 незаконных премий на 9 млн руб.

После первых сокращений и оптимизации системы оплаты труда в 2014–2015 гг. по России прокатилась волна забастовок и митингов врачей. Так, в Москве в марте 2015 г. врачи шести столичных поликлиник объявили итальянскую забастовку.

Они требовали прекратить сокращения, уменьшить продолжительность смен врачей и не укрупнять участки. «Мне, например, удалось добиться, чтобы смена длилась 6 часов.

Я трачу 20 минут на пациента и работаю по индивидуальному графику», – говорит Губарева.

По словам Чацкой, доктора по-прежнему уходят из государственной медицины в частную. Ксения Голубина, директор больницы сети частных клиник «Медси» в Боткинском проезде, рассказывает, что на вакансии больницы часто откликаются врачи из государственных медучреждений. В 2015–2016 гг.

больница приняла на работу семь врачей из государственных поликлиник – в основном хирургов. В государственных же клиниках, говорит Чацкая, место уволившихся занимают врачи-мигранты из ближнего зарубежья. Далеко не у всех высокая квалификация, а многие даже плохо говорят по-русски.

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2016/05/19/641522-vrachi-medsestri-perevedeni-novuyu-sistemu-oplati

Биологам и врачам-лаборантам

Сколько процентов обязаны оплачивать по родовым сертификатам мед персоналу?

На письмо о проблеме стимулирующих выплат биологам по родовым сертификатам получен ответ из МЗ РФ. Заключение ответа: 

Согласно статье 144 Трудового кодекса Российской Федерации, системы оплаты труда работников региональных и муниципальных учреждений регулируются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

 Таким образом, вопрос о стимулировании труда медицинских работников (в данном случае биологам клинико-диагностических лабораторий и врачам-лаборантам с высшим немедицинским образованием) может быть решен путем установления стимулирующей надбавки за увеличение объема выполненной работы в соответствии с тем, что Федеральным законом от 6 октября 1999 г. N2 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов России Федерации» и Федеральным законом от 6 октября 2003 года N2 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления предоставлено право самостоятельно определять размеры и условия оплаты труда работников подведомственных учреждений здравоохранения, включая установление и применение доплат и надбавок. 

ВРАЧ-ЛАБОРАНТ

Должность врача-лаборанта сохранилась в КДЛ для специалистов с немедицинским образованием, принятых на работу на эту должность до 01 октября 1999 года, согласно приказу от 23.07.2010г № 541н «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих», раздел «Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения».

Разрешением на работу врачам-лаборантам в клинико-диагностической лаборатории является наличие таковой должности в номенклатуре должностей в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации (Минздрав России) от 20 декабря 2012г. № 1183н «Об утверждении Номенклатуры должностей медицинских работников и фармацевтических работников», вступившего в силу 7 апреля 2013г.

Деятельность на должности врача-лаборанта не требует наличия сертификата специалиста в связи с отсутствием медицинского образования, в отличие от должности врача клиникой лабораторной диагностики, требующей наличия медицинского образования, следовательно, и сертификата в соответствии с пунктом 2 Приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 29 ноября 2012г. № 982н «Об утверждении условий и порядка выдачи сертификата специалиста медицинским и фармацевтическим работникам, формы и технических требований сертификата специалиста»:

«… 2. Сертификат выдается по специальностям, предусмотренным Номенклатурой специальностей специалистов со средним медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 16 апреля 2008 г.

№ 176н (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 6 мая 2008 г., регистрационный № 11634), с изменениями, внесенными приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 30 марта 2010 г. № 199н (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 11 мая 2010 г.

, регистрационный № 17160), и Номенклатурой специальностей специалистов с высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 апреля 2009 г.

№ 210н (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 5 июня 2009 г., регистрационный № 14032), с изменениями, внесенными приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 9 февраля 2011 г. № 94н (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 16 марта 2011 г.

, регистрационный № 20144)….»

Прежде всего, врач-лаборант – это должность (приказ МЗ РФ от 20 декабря 2012г.

№ 1183н «Об утверждении номенклатуры должностей медицинских работников и фармацевтических работников»), которую занимают специалисты с немедицинскими специальностями, и которых нет в списке специальностей, указанных в Приказе Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 23 апреля 2009г. № 210н «О номенклатуре специальностей специалистов с высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения Российской Федерации», которым для своей деятельности необходимо получить сертификат специалиста.

Исходя из вышеизложенного, нет необходимости в создании дополнительного документа, предусматривающего возможность работы врачам-лаборантам в клинико-диагностической лаборатории без сертификата.

Неверным является утверждение, что в России врачи с медицинским образованием в КДЛ практически не работают, и что 80% сотрудников лабораторий являются специалистами с немедицинским образованием.

Анализ реестра клинико-диагностических лабораторий, создаваемый в соответствии с письмами от 14.05.

2013г №17-3-1856 и №17-3-1857 Департамента специализированной медицинской помощи и медицинской реабилитации Минздрава России, показал, что по данным, полученным из 70 регионов Российской Федерации, в клинико-диагностической лаборатории в настоящее время трудятся 9606 физических лиц с медицинским образованием на должностях врачей клинической лабораторной диагностики, и лишь 6835 специалистов с немедицинским образованием на должностях биологов и врачей-лаборантов. Однако, нужно признать необходимость изменения квалификационных характеристик врача клинической лабораторной диагностики и специалистов с немедицинским образованием, изложенных в приказе от 23.07.2010г №541н «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих», раздел «Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения», так как они в существующем изложении дублируют друг друга.

Также неверным является утверждение, что в ведущих странах мира в лабораториях работают специалисты с высшим немедицинским образованием.

В большинстве развитых стран мира существует чёткое разделение на специалистов с медицинским образованием – «врачей-патологов», востребованность которых очень высока в профессиональном плане среди лечащих врачей, но не по численности, они объективно составляют очень малую долю среди специалистов лабораторной медицины, являясь консультантами сразу многих лечащих врачей, и на биологов,  занимающихся исследовательской работой в лаборатории, их численность тоже мала. Основную массу сотрудников лаборатории составляют технические специалисты без высшего образования, что обусловлено высокой степенью автоматизации и централизации лабораторных процессов.

Нельзя согласиться с утверждением, что работа в клинико-диагностических лабораториях построена без разделения между специалистами с медицинским и биологическим образованием, и с требованием уравнять всех работников лабораторной службы.

Как указано выше, на примере зарубежных коллег, деятельность таких специалистов кардинально отличается.

То, что в отечественных лабораториях наблюдается отсутствие данного разделения – это проблема современной отечественной лабораторной службы, обусловленная её историческим развитием, но решаемая в настоящее время совместными усилиями профильной комиссии по клинической лабораторной диагностике и Минздравом России.

Льготы медицинских работников доступны врачам-лаборантам без дополнительного законодательного акта, как медицинским работникам, в соответствии с пунктом 13 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», устанавливающим, что медицинским работником может являться лицо с немедицинским «иным» образованием, но занимающееся медицинской деятельностью.

Источник: https://fedlab.ru/minzdrav/biologam-i-vracham-laborantam/

Зарплата медработникам

Сколько процентов обязаны оплачивать по родовым сертификатам мед персоналу?

Многие медицинские учреждения оказывают услуги в обмен на талоны родовых сертификатов. Разберемся, как исчисляется зарплата медработникам и оформить необходимые документы.

Родовой сертификат – один из основных документов национального проекта «Здоровье». Зарплата медработникам зависит от него. Он позволяет женским консультациям, родильным домам (отделениям) и перинатальным центрам получать дополнительное финансирование за оказание медицинской помощи женщинам в период беременности и родов. В сертификате три талона:

  • талон № 1 – для оплаты услуг женских консультаций;
  • талон № 2 – для оплаты услуг родильных домов (отделений), перинатальных центров;
  • талоны № 3-1, № 3-2 – для оплаты услуг детской поликлиники по диспансерному наблюдению ребенка в первый год жизни.

На основании талонов ФСС России перечислит на лицевой счет медицинского учреждения конкретную сумму финансирования:

  • 3 тыс. руб. за каждый талон № 1;
  • 6 тыс. руб. за каждый талон № 2;
  • 1 тыс. руб. за каждый талон № 3-1 или № 3-2, при условии что ребенок был поставлен на учет в поликлинике в возрасте до трех месяцев и в течение последующих шести месяцев пользовался ее услугами.

Зарплата медработникам: как получить деньги

Средства по родовому сертификату выделяют тем, кто заключил с региональным отделением ФСС России договор по типовой форме, утвержденной постановлением № 1233.

До 10-го числа каждого месяца учреждение сдает в отделение фонда:

  • счета на оплату услуг;
  • талоны родовых сертификатов;
  • реестры талонов.

А соцстрах по полученным документам перечисляет средства на лицевые счета учреждения. Согласно правилам, деньги должны поступить до 20-го числа того же месяца.

Пример:

Учреждение оказало услуги трем женщинам, вставшим на учет в женскую консультацию.

Оно получило три талона № 1 родовых сертификатов и подало в отделение соцстраха документы на дополнительное финансирование:

счет на оплату, талоны № 1 родовых сертификатов и реестр талонов № 1 родовых сертификатов (см. образец).

Реестра талонов родовых сертификатов (образец)

Сколько можно потратить на зарплату медработникам

Часть денег, полученных по родовым сертификатам, вы можете направить на оплату труда врачей-специалистов и среднего медицинского персонала.

Ограничения такие:

  • 35–45 процентов перечисленной из соцстраха суммы, если учреждение оказывает амбулаторно-поликлиническую помощь;
  • 40–55 процентов суммы, если учреждение оказывает стационарную помощь;
  • в соответствии с положением об оплате труда, если учреждение занимается диспансерным (профилактическим) наблюдением детей.

Предположим, ваше учреждение – женская консультация. Если беременность прошла без проблем, то на доплаты врачам и медперсоналу разрешено потратить 45 процентов суммы, полученной по талону № 1. Но если женщину своевременно не госпитализировали при переношенной беременности, то доля будет меньше: от 35 до 44 процентов в зависимости от конкретных обстоятельств.

Кто имеет право на доплату

Зарплата медработникам и доплаты, полученные по родовым сертификатам распределяются между врачами и медицинским персоналом с учетом критериев качества услуг. Именно от качества медицинской помощи зависит конкретная доля средств, которую можно направить на оплату труда.

Учтите: главный врач, заведующий женской консультацией, заместитель главного врача по медицинской части имеют право на дополнительные выплаты из полученных средств. Но только если выполнено три условия.

Во-первых, для работы с беременными и роженицами эти сотрудники должны быть оформлены по совместительству.

Во-вторых, они обязаны непосредственно оказывать медицинскую помощь в период беременности, родов или в послеродовой период.

В третьих, выполнение работ необходимо подтвердить документально. То есть, прежде чем выделить деньги, надо проверить, внесены ли соответствующие записи в историю болезни и амбулаторную карту.

Таким образом, из данных средств нельзя платить медицинскому персоналу, который не участвовал в оказании медицинской помощи. Иначе учреждение могут оштрафовать на 50 тыс. руб. по статье 15.

14 Кодекса РФ об административных правонарушениях за нецелевое использование внебюджетных средств (постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 февраля 2011 г.

№ А75-4754/2010, от 19 января 2011 г. № А75-8160/2010).

Источник: https://www.glavbukh.ru/art/88860-qqqm4y17-zaplatite-medikam-iz-sredstv-poluchennyh-po-rodovym-sertifikatam

Юр-решение
Добавить комментарий