Обвинение в домогательстве невинного человека

Сексуальные домогательства и моральный релятивизм

Обвинение в домогательстве невинного человека

Михаил Смотряев Русская служба Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Кевину Спейси дали “Оскара” (дважды) за актерское мастерство или за образцовое поведение?

Если последить за новостями последней недели, начинает казаться, что предыдущие полсотни лет население планеты занималось почти исключительно сексуальными домогательствами друг к другу.

Список тех, кто объявил себя жертвами “сексуального хищника”, голливудского продюсера Харви Вайнштейна дополняется и уточняется едва ли не в ежедневном режиме. Параллельно выясняется, что в недостойном поведении ранее были замечены и другие звезды кино, и список провинившихся тоже пополняется регулярно – тут и Кевин Спейси, и Бретт Рэтнер, и Дастин Хоффман.

Голливуд, как мы знаем, не единственное средоточие разврата на планете: ведущий Би-би-си Джимми Сэвил вообще оказался серийным насильником, совершившим, как оказалось, 214 преступлений сексуального характера, включая 34 изнасилования. Правда, выяснилось это уже после его смерти.

Но было бы наивным думать, что лишь работники индустрии развлечений грешат половой распущенностью: в прошлом году на домогательства со стороны тренеров стали жаловаться бывшие британские футболисты, причем по ряду дел полиция начала следствие, а масштаб проблемы, по всей видимости, огромен.

Пару дней назад министр обороны Великобритании сэр Майкл Фэллон подал в отставку, потому что в прошлом его поведение не соответствовало стандартам, принятым среди военных.

“В последние дни всплыл ряд утверждений о членах парламента, в том числе и о моем прошлом поведении.

Многие из них ложны, но я признаю, что в прошлом я не соответствовал высоким требованиям, которые мы возлагаем на Вооруженные силы, которые я имею честь представлять”, – написал он в своем прошении об отставке.

Кстати, и сам парламент – опора и основа британской демократии, – тоже не миновала волна разоблачений. Нескольких парламентариев уже обвинили в излишних вольностях в отношениях с женщинами, да и в крупнейших политических партиях, если верить газетным заголовкам, подобное поведение встречается отнюдь не эпизодически.

Что есть домогательство?

Однако все вышеперечисленное – все же не новость. Нельзя сказать, чтобы мы не подозревали о том, что путь наверх в самых разных областях нашей жизни иногда проще проложить через постель – хотя бы потому, что примеров этого в истории великое множество. Наивно было бы предполагать, что человечество внезапно резко изменилось, и эта практика исчезла навсегда.

Интересно другое: действительно, нормы приемлемого меняются в последние годы стремительно. Заявление Майкла Фэллона служит этому хорошей иллюстрацией. То, что офицер Королевских вооруженных сил мог позволить себе в отношениях с сослуживицей десяток лет назад, не будучи обвинен в попрании этических норм, сегодня уже рассматривается как аморальный поступок со всеми вытекающими последствиями.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Как отличить невинный флирт от домогательства?

Аналогичным образом развиваются отношения полов и “на гражданке”.

Как, например, выявил недавний опрос YouGov Eurotrack, 16% респондентов убеждены, что сказать женщине, как она хорошо выглядит – это сексуальное домогательство. 13% полагают, что подмигнуть женщине – это тоже домогательство. Половина опрошенных убеждена, что взглянуть на женскую грудь (например, в лифте) – это тоже пресловутый харасмент.

Общественное негодование растущим числом сексуальных домогательств (в самых разных его проявлениях, включая анекдотические: в упомянутом выше опросе 3% респондентов признались, что пригласить женщину выпить по рюмке после работы они тоже считают домогательством) привело к тому, что нормы морали, в отличие от норм закона, похоже, начинают приобретать обратную силу.

Новые правила

Осудить человека за некий проступок, не являвшийся уголовно наказуемым, скажем, 20 лет назад, сегодня невозможно. Однако остракизм, которому подвергаются фигуранты нынешних скандалов, наверняка будет стоить им как минимум карьеры.

(В скобках заметим, что сказанное выше ни в коей мере не относится к случаям изнасилований, сексуальных отношений с не достигшими “возраста согласия” и других деяний, описанных в уголовном законодательстве. У этих преступлений, кслову, обычно нет или очень большой срок давности, и в любом случае вердикт по ним выносит суд.)

“Правила не изменились, но изменилось все остальное. Революция в средствах контрацепции привела к значительным социальным изменениям, в результате которых миллионы женщин оказались на рабочих местах и в высших учебных заведениях на всех уровнях общества. Это ключевой момент”, – считает писатель Нил Линдон, автор книги “No more sex war” (“Долой войну полов”).

“Изменения в последние полвека примечательны тем, как гармонично они происходили, а несчастье наше в те же полвека в том, что эти изменения описывались в терминах тоталитаризма XIX века, как будто мужчины навязывают женщинам свою власть, и это единственный способ описать отношения между полами”, – подчеркивает он.

С ним согласна социолог Оксана Моргунова, научный сотрудник Международного института миграции и гендерных проблем.

“Сравнительно недавно мужеложство каралось очень сурово, а секс с детьми вообще не был описан в законодательстве, – говорит она. – Сегодня мир совершенно другой. Я вообще не считаю, что мораль была дана нам изначально.

Есть общие руководства, которые были спущены тому или иному пророку тем или иным богом.

Но если бы все в моральной сфере было так просто, с какой стати писалось бы такое количество книг по этике, писались и переписывались законы, касающиеся моральных аспектов жизни человека? Так что не все так однозначно”.

Правообладатель иллюстрации EPA Image caption Карьеру Харви Вайнштейна в Голливуде можно считать законченной независимо от того, чем завершится расследование обвинений против него

Культ жертвы

Определенную сложность представляет и точное определение понятия “сексуального домогательства”.

Флирт необходим человечеству для выживания – во всяком случае, пока мы не научимся размножаться почкованием. Психологи считают флирт вполне естественным, а вот у юристов его толкование не столь прямолинейно: что одному – флирт, другому – сексуальное домогательство.

Британский закон 2010 года о равных правах и недопущении дискриминации устанавливает, что сексуальное домогательство – это “нежелательное поведение сексуального характера”, которое оскорбляет достоинство человека и “создает запугивающую, недружелюбную, деморализующую и оскорбительную обстановку”.

Зачастую действия, попадающие в описанную категорию, оказываются уголовно наказуемы по другим законам, например, по закону 1997 года “Преступные действия назойливого характера” – если вам на почту или в телефон приходят непрошеные фотографии, комментарии или предложения.

Но их, как правило, легко доказать. В случаях с голливудскими звездами, например, это сделать не так-то просто – как правило, это слово одного человека против слова другого.

Для юристов не подкрепленные доказательствами обвинения – это повод для встречных исков о клевете и унижении человеческого достоинства. А вот широкая общественность, как правило, решительно солидаризируется с предполагаемыми жертвами сексуальных домогательств, не утруждая себя поиском доказательств.

“Что мне категорически претит в этой ситуации, так это гламурность скандала и создание некоего культа жертвы. Культ жертвы, как и любой культ, не полезен, – говорит Оксана Моргунова.

– Даже культ красоты и здоровья, в общем-то, не полезен.

Возможно, это парадоксально, и на меня сейчас набросятся, но я считаю, что любой культ, особенно навязанный общественным мнением, имеет побочные последствия”.

Здесь необходимо еще раз оговориться, что многие из недавних случаев сексуальных домогательств, всплывших в связи со скандалом Вайнштейна, скорее всего, будут расследоваться полицией, поскольку там речь идет о серьезных преступлениях на сексуальной почве, в том числе изнасилованиях.

Пещерный человек и мы

Сравнительно недавно о сексуальных домогательствах в обществе практически не говорили, хотя само явление старо, как человечество.

Пострадавшие от рук начальников стыдились и боялись огласки, сплетен, неодобрительных взглядов коллег.

Собственно, поэтому подобные “делу Вайнштейна” разоблачения нарастают снежным комом: достаточно одному набраться смелости, и многие другие уже не чувствуют себя в одиночестве. Социальные сети тоже максимально упростили процесс.

Однако просто жаловаться, пусть и глобальной истории, на то, как к тебе приставал тренер детской спортивной школы или голливудской киностудии, недостаточно.

Корпоративный мир уже нашел решение: все, что хотя бы отдаленно напоминает сексуальное домогательство, как правило, ведет к немедленному и показательному увольнению “провинившегося”.

За ним как правило следует публичное заявление с экранов всех телевизоров о том, как именно в этой компании все, от генерального директора до уборщика, искренне привержены делу борьбы за равенство полов, соблюдению техники безопасности на производстве и уважению к правам личности.

Но, вероятно, задача общества в том, чтобы сексуальные домогательства предотвратить?

Об этом давно и настойчиво говорят психологи и активисты: надо менять стереотипы поведения и отношения между полами. Мужчины должны понимать, что их заигрывания не всем и не всегда приятны, женщины должны знать, куда обращаться в случае домогательств и не бояться сообщать о них, и т.д. и т.п.

Рецепты, в общем, не новые.

Применение их на практике – другой вопрос. Социальные сети проникли во все сферы нашей жизни, и, формируя свое мнение, мы зачастую не отдаем себе отчета в том, насколько оно действительно наше собственное, а насколько – плод коллективного творчества нашей френд-ленты. Впрочем, разнообразные проявления психологии толпы – тема для отдельного обсуждения.

Image caption Том Джонс знает, что советует

Никто не утверждает, что сексуальное домогательство (не говоря уже о преступлениях на сексуальной почве) – это норма, хотя, возможно, пещерный человек с нами и не согласился бы.

Но, как сказал в интервью Би-би-си знаменитый британский певец Том Джонс: “Нужно понять: ты не обязан соглашаться, только потому, что тебе кажется – “я вынужден пойти на это”. Ваш разум подскажет вам правильное решение.

Это верно не для одного шоу-бизнеса, но для любой сферы вашей жизни”.

А если вам неприятны назойливые ухаживания коллеги по работе – вам есть куда обратиться. Есть этические нормы, есть адвокаты, есть полицейские, наконец. В конце концов, этим мы и отличаемся от пещерных людей.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-41865786

Итоги MeToo: повторение пройденного

Обвинение в домогательстве невинного человека

Снятие обвинения с Кевина Спейси, а также отсутствие за прошедшие два года заметных случаев подтверждений в суде публично озвученных обвинений в харассменте позволяет поставить точку в первом этапе существования феномена MeToo. Настал момент рационально оценить его роль в правовой истории развития общества. 

В ходе заседания суда в американском городе Нантакет прокуратура отозвала выдвинутые против актера Кевина Спейси обвинения в сексуальных домогательствах.

Молодой человек, на показаниях которого строилось обвинение, на протяжении двух лет утверждал, что обменивался деталями инцидента со своей девушкой по мобильному телефону.

Когда анонсированную переписку потребовалось предъявить в суде, потенциальный потерпевший заявил, что потерял телефон. 

Несостоявшийся обвинитель привлек настолько большое внимание медиа, что вслед за ним Спейси обвинили в домогательствах еще пара десятков людей.

Это не повлекло за собой юридических последствий, однако нанесло невосполнимый материальный и репутационный ущерб актеру.

Уже в самом начале данной кампании, в ноябре 2017 года, Forbes подсчитал, что только из-за отмены съемок в сериале «Карточный домик» Спейси лишится около 6,5 миллиона долларов. Также со актером разорвали контракты на съемки в ряде фильмов. 

Потери Спейси не были обоснованы никакими доказательствами. Несмотря на большое количество людей, называвших себя жертвами домогательств кинозвезды, практически никто из обвинителей даже не попытался подать иск в суд. Фактически речь в обвинениях, которые стоили актеру карьеры, идет не о преступлении, а о неуместных предложениях, на которых Спейси после прямого отказа не настаивал. 

Несмотря на отсутствие прямых доказательств вины Спейси, обвинения как в адрес него, так и некоторых других деятелей кино и шоу-бизнеса, максимально широко освещались в СМИ.

Вероятно, это стало причиной возникновения многочисленных воспоминаний, как о реально пережитых, так и о мнимых случаях сексуального насилия – эпидемии жертв.

По всей видимости, из-за медийности имен обвиняемых создалось ощущение, будто это первый подобный случай в истории.

В действительности же весьма схожий феномен уже охватывал американское общество в 1970-е годы. Детали той истории схожи с нынешней до полного слияния. А забылась она, надо полагать, из-за того, что действующими лицами тогда были простые люди, а не звезды Голливуда. А также из-за ее развязки. 

Число заявлений и исков о ранее пережитом сексуальном насилии, которые жертвы вспомнили и осознали годы спустя, в семидесятые было настолько велико, что американской полиции пришлось обращаться за консультационной помощью к психологам. Поначалу казалось, что вскрыта страшная тайна про устройство общества, что теперь изменится восприятие насилия. Важно заметить, что это был пик второй волны феминизма. 

Люди во время психотерапевтических сеансов вдруг начинали вспоминать о пережитом в детстве насилии со стороны кого-то из родственников. И под впечатлением этих воспоминаний люди, считавшие себя жертвами сексуального насилия, начали подавать в суд на свою родню. 

Но вскоре выяснилось, что подавляющее большинство «жертв» таковыми не являлись. Воспоминания о насилии оказались массовым психозом. Зафиксированы случаи, когда девушки во всех подробностях описывали изнасилования (например, со стороны отца на протяжении семи лет), однако экспертиза устанавливала девственность «пострадавшей» или отсутствие насильника в городе в этот период. 

В результате изучения этой эпидемии мифического харассмента и придуманных изнасилований исследовательница Элизабет Лофтус открыла феномен ложных воспоминаний.

Помимо явных лжесвидетелей и клеветников, которые использовали хайп для мести или попытки заработать (как путем шантажа «насильников», так и с помощью компенсаций ущерба), множество людей искренне поверили в то, что они также являлись жертвами насилия и даже «вспомнили» детали пережитого. Зачастую это им внушали психотерапевты, путем наводящих вопросов, трактовок, подсказок (как сейчас в некоторых случаях происходило внушение путем требования переосмыслить свои действия и бытовые ситуации в новом контексте).

Предыдущая инкарнация MeToo не повлияла на правовую систему, зато обогатила психологическую науку большим досье фактов о том, что ложные воспоминания могут возникать не только при психических расстройствах, но и у здорового человека. Сам человек не всегда способен отличить ложные воспоминания от истинных, так как между ними нет физиологической и психологической разницы.

К слову, феминизм, чьи активисты, не вдаваясь в детали, поддерживали в семидесятых всех женщин, называвших себя жертвами, вскоре после той истории на пару десятилетий потерял свое влияние и маргинализировался.

Проблема не только в том, что в семидесятые так кардинально и не изменился подход к насилию, но также и в том, что несмотря на масштаб и плачевные последствия тех событий для многих людей (множество отцов, мужей и других жертв массового психоза успели незаслуженно осудить), даже научно доказанный факт, как мы сегодня наблюдаем, почти ничему не научил общество, готовое к зеркальному повторению той же трагической ошибки.

Как показывает история MeToo, даже прозрачность информации, возможность самостоятельно верифицировать факты, доступ ко всем возможным базам данных не сказывается на объективности и рациональности общественного мнения. Эмоциональная аффектация создает все условия для новой волны необоснованных осуждений. Возможно, это происходит в том числе и в результате крайне избирательного подхода к фактам.

Заметим, что карьера Спейси оказалась разрушена даже при том, что формально он даже не был незаконно обвинен (лжесвидетельство/клевета заявителя не признано таковым).

В этой связи следует остановиться на статистике, которая ввиду многочисленных случаев необдуманного повторения приняла вид научного факта.

Именно в такой подаче калькируется информация о том, будто число ложных обвинений в изнасилованиях составляет только 2-8%. 

«Реалистичная и фактически доказуемая оценка процента ложных обвинений в изнасиловании в 2-8% показывает таким образом, что американцы драматически преувеличивают частоту этого явления», – говорится, например, в выводе одного из популярных в феминистских кругах исследований.

При этом происходит явная подмена понятий: эти цифры подаются как абсолютный показатель всех ложных и ошибочных обвинений.

Хотя в реальности статистика учитывает только тех, кто отправился в тюрьму (обычно на очень большой срок), где у насильников крайне тяжелая жизнь (к слову о том, что лучше обвинить невиновного, чем оставить безнаказанным виновника).

В силу сложности доказательств невиновности обвиняемых в изнасиловании зачастую оправдание происходит спустя годы и даже десятилетия – компенсировать полученную за это время не заслуженную травму невозможно. 

Дела об изнасилованиях пересматриваются крайне редко, это происходит только в случае заведомо ложных обвинений, которое удается опровергнуть либо в силу его абсурдности, либо при наличии очевидных улик (даже ДНК не всегда служит поводом для отмены приговора). Огромное количество более сложных случаев (например, когда инициировавшая интимную близость женщина использует ее для шантажа или добровольность акта впоследствии пересматривается одним из участников) в ней не учитываются. 

Использование такой статистики симметрично и равнозначно употреблению термина «сексуальное насилие» и учету его в статистике исключительно в отношении столь же однозначных случаев – только тех жертв, которые до последнего сопротивлялись, получили в ходе борьбы заметные физические увечья, сохранили следы ДНК определенного человека… Легко проверить, что число таких жертв не превышает число незаслуженного осужденных. Так же, как и число подвергшихся сексуальному насилию в нормальном понимании этого термина, как отмечают адвокаты, сопоставимо с числом незаконно обвиненных в нем. 

Все это, конечно, никоим образом не умаляет серьезность проблемы изнасилований, но дает возможность с большей ответственностью относиться к высказываниям о не менее опасной проблеме (в плане последствий для жертвы) лжесвидетельства и клеветы.

Напомним, согласно статье 131 УК РФ (изнасилование), максимальное наказание за изнасилование составляет 20 лет лишения свободы. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера (статья 128.1 УК РФ), – штраф до 3 миллионов рублей. 

В реальности, по словам адвокатов, в России за клевету можно отсудить не более 100 тысяч рублей. Понесенный ущерб в результате даже заведомо ложных обвинений в подавляющем большинстве случаев несопоставимо выше, что превращает ее в весьма выгодное предприятие.

Более того, по данным руководителя Международной правозащитной группы «Агора» Павла Чикова, 22% всех оправданных в 2016 году – люди, обвинявшиеся в клевете (589 человек). «Вероятность оправдания обвиняемого в клевете феноменальная — 85%». Для сравнения: вероятность оправдания обвиняемого в изнасиловании — 0,1%.

Проблема изнасилований, конечно, очень велика, в т.ч. в России. Но не менее велика и опасна проблема ложных обвинений, шантажа, заказных пиар-кампаний, безнаказанному распространению которых сильно способствует односторонний взгляд на ситуацию. 

Радослав Руднев

Источник: http://rapsinews.ru/incident_publication/20190731/302345545.html

О сексуальных домогательствах сейчас говорят повсюду: как отличить их от флирта и где жертве искать защиту?

Обвинение в домогательстве невинного человека

06.01.2018, 11:40

 (26)
AhistamineFoto: Anni Õnneleid

Волна обвинений в сексуальных домогательствах захлестнула весь мир. Регулярно появляются новые истории о том, как репутация какого-нибудь уважаемого и известного человека оказывается запятнанной, потому что объявилась жертва из прошлого.

В Эстонии из-за обвинения в сексуальном домогательстве в октябре ушел с поста вице-спикера Рийгикогу бывший премьер-министр Таави Рыйвас.

Что подразумевается под домогательством, как отличить его от банального флирта и где жертва может найти защиту — разбиралась ”МК-Эстония”.

”В общей компании я познакомилась с молодым человеком. Мне было 17, я жила в Таллинне. Ему было 18, он жил в Нарве”, — вспоминает Вера (имя изменено).

Молодые люди общались по интернету, а когда Вера приехала в Нарву, встретились лично.

”Мы провели весь день вместе и даже поцеловались”, — говорит она, уточняя при этом, что о переходе на следующий уровень отношений не думала.

”На следующий день он пригласил меня к себе на чай. Было около 12 часов дня, поэтому я без задней мысли согласилась”, — продолжает рассказ Вера.

Чай она допить не успела, так как через десять минут оказалась без штанов: ”Он на меня накинулся и начал раздевать. И сам очень быстро разделся”.

Вера сказала, что ничего такого не хочет, расплакалась и оттолкнула его. Парень, по ее мнению, отреагировал странно. Он не разозлился, и наоборот, не стал просить прощения. Он просто обиделся, а в глазах его читалось: ”Какого черта ты мне отказываешь?”. Вере удалось быстро уйти, и больше она его не видела.

Определимся с понятием

Сексуальное домогательство для объекта приставаний штука неприятная. Хотя общее понимание определения ”домогательство” найти не так просто. На восприятие слова сильно влияют границы личного пространства, менталитет и воспитание.

Присяжный адвокат Евгений Твердохлебов из Advokaadibüroo Vindex приводит строчки закона, из которого ясно, что сексуальные домогательства — это умышленные действия физического сексуального характера, совершенные против воли другого человека и целью или последствием которых является унижение человеческого достоинства.

Редактор портала feministeerium.ee Кади Вийк в составленном для сайта словаре дополняет определение.

По ее словам, понятие ”сексуальное домогательство” может включать в себя намеки сексуального содержания, прикосновения, показ порнографических материалов на работе или учебе, непристойные шутки и тому подобное.

К тому же, пишет Кади Вийк, в международном праве сексуальное домогательство считается одной из форм насилия над женщинами, в то время как в нашей стране это понятие гендерно-нейтральное.

Выяснить, какие страны с этой точки зрения наиболее проблемные, невозможно. Из-за этого, по мнению уполномоченного по вопросам гендерного равенства и равного обращения Лийзы-Ли Пакосты, невозможно дать точной оценки, в каком государстве сексуальных домогательств больше.

”Во-первых, во всех культурах есть разные понятия домогательства. Во-вторых, нужно иметь в виду, что сексуальные домогательства есть не только в адрес женщин. Изучая статистику, нужно учитывать, что в некоторых случаях добавляются данные по мужчинам и детям”, — комментирует Пакоста.

Он и она

”Мне было лет 14. Было темно, но не очень поздно, часов семь вечера. Я шла по улице в сторону дома, когда вдруг почувствовала какое-то движение сзади меня”, — начинает рассказ Елизавета (имя изменено).

Через мгновение кто-то начал задирать ей куртку. Она обернулась и увидела незнакомого мужчину. Он отшатнулся от нее, а затем убежал. Девушка очень напугалась. И долгие годы не рассказывала эту историю никому, кроме мамы.

Часто люди, как и Елизавета, никуда не обращаются и переживают это сами. По мнению уполномоченной по равноправию Лийзы-Ли Пакосты, главное здесь — помочь решить проблему и предложить жертве равные возможности в дальнейшей жизни.

Если речь идет о физическом сексуальном насилии, то уполномоченная советует обращаться в полицию.

Но если мы говорим о неуместной шутке или о чем-то в этом роде, когда ”злоумышленник” делал это без плохого умысла, а пострадавший не дал понять, что ему не нравится, то это домогательство может перейти в раздел непредумышленного. В таких случаях, по словам Пакосты, нужно непременно объясниться с обидчиком.

Без дельных доказательств потерпевшему в суд идти не стоит — он вряд ли выиграет, да еще и заплатит за судебные расходы другой стороны.

”Поэтому здесь нет единого совета. И на мой взгляд, еще более важно учить женщин и особенно молоденьких девочек, как можно себя защитить, какие у них есть права, как решить проблему, когда вторая сторона не хотела сделать ничего плохого умышленно, и что делать, если вторая сторона — сексисткий мужлан”, — считает Лийза-Ли Пакоста.

Тонкая грань

Как же почувствовать тонкую грань между флиртом и домогательством? Лийза-Ли Пакоста говорит, что при флирте обычно хотят добиться расположения другого человека, а не унизить его достоинство.

”Флирт превращается в сексуальное домогательство, когда человек, не обращая внимания на слово ”нет”, агрессивно и непрерывно продолжает действовать в целях унижения”, — объясняет она, приводя примеры.

Допустим, мужчина приглашает женщину на ужин в ресторан, потому что она ему нравится. Никаких признаков домогательства тут нет.

Похожая ситуация: женщина идет в ресторан с мужчиной, он обнимает ее за талию и приглашает к себе домой, она не соглашается. Если мужчина после этого выражает свое сожаления и убирает руки, то здесь также нет домогательства, даже несмотря на то, что в предложении явно содержался сексуальный подтекст. Решающим стало то, что после отказа он не стал настаивать.

Добавим подробностей: мужчина является ее начальником. На следующий день после ужина без желанного продолжения он начинает нападать на женщину, унижать ее, используя темы секса — вот это уже домогательство.

Куда обращаться?

”Он был моим начальником, и я знала, что от него страдают многие девушки в нашем коллективе”, — рассказывает Виктория (имя изменено) про босса, который мог как бы невзначай дотронуться или искал физического контакта другими способами.

Девушка никуда не обращалась за помощью, так как считала, что доказать это будет невозможно, а работу терять не хотела. Тогда лишь декретный отпуск помог ей избавиться от домогательств на некоторое время.

Многие так и думают, предпочитая справляться с проблемами самостоятельно, не обращаясь ни к кому за помощью. Уполномоченная по гендерному равноправию Лийза-Ли Пакоста дает советы, как действовать тем, кто хочет пресечь непотребное отношение на работе.

”Во-первых, нужно объяснить обидчику свое недовольство. Если устное замечание не дало плодов, то следует представить его в письменной форме”, — советует Пакоста.

Если и этот шаг был безрезультатным, то следующий акт домогательства необходимо задокументировать: отметить, когда и что конкретно произошло, по возможности попросить свидетелей подтверждения, снять видео — в общем, все средства хороши.

Следующим шагом будет просьба о помощи у коллег. В большой фирме этим человеком может быть руководитель по набору персонала, который сможет объяснить невежливому сотруднику последствия такого поведения. По словам уполномоченной, иногда именно после вмешательства постороннего человека обидчик начинает понимать, что поступает неверно.

Домогательства продолжаются? Пора сообщить работодателю, что это противоречит закону, и попросить предпринять конкретные шаги для прекращения преследования.

”Если и это не подействовало, но ты способна это доказать, то обратиться можно ко мне или другому уполномоченному”, — говорит Лийза-Ли Пакоста.

А вот если доказательств нет, только слово против слова, то помощь от вмешательства уполномоченного прийти может, можно даже начать административное делопроизводство, но, скорее всего, это завершится окончанием рабочих отношений между сторонами конфликта.

”Но если есть какие-либо доказательства, то в случае прекращения трудового договора можно потребовать возмещение морального ущерба со стороны работодателя”, — заключает Пакоста, уверяя, что ее организация всегда ищет лучшее решения для пострадавшего.

Проступок и наказание

Пресс-секретарь Министерства юстиции Кристин Раммус отмечает, что сексуальное домогательство с 6 июля этого года является не преступлением, а проступком. За это деяние провинившийся может получить штраф до 300 евро или оказаться под арестом. В полиции добавляют, что совершившее проступок юридическое лицо наказывается денежным взысканием до 2000 евро.

В последнее время появилось огромное количество обвинений в адрес голливудских звезд и известных и уважаемых людей. Иногда кажется, что обвинения летят только для того, чтобы разрушить чью-нибудь карьеру. Как защититься, если тебя обвиняют в сексуальном домогательстве, но ты не считаешь себя виноватым?

Присяжный адвокат Евгений Твердохлебов из Advokaadibüroo Vindex говорит, что в теории в делах о проступке действует принцип презумпции невиновности. Это означает, что доказывать должен не тот, кого обвиняют, а тот, кто пытается привлечь к ответственности вторую сторону. Но если обвиняемый активно выдвигает свою версию случившегося, то в таком случае ему нужно эту свою версию и доказывать.

”Защищаясь от возможного наказания, можно отрицать, что был умысел действовать против воли пострадавшего. Можно отрицать, что была цель унизить. Можно оспаривать последствие — фактическое унижение”, — приводит примеры Твердохлебов, уточняя, что в зависимости от обстоятельств, можно и оспаривать, было ли физическое действие именно сексуального характера.

По его словам, если факт физического действия не доказан, то привлечь к ответственности за сексуальные домогательства невозможно.
Он добавляет, что лицо, в отношении которого высказываются неверные сведения, также может защищаться и гражданско-правовыми способами, то есть потребовать опровержения.

”Если распространитель информации не сможет доказать, что она соответствует действительности, то он будет обязан сам опровергнуть ее, даже если знает, что на самом деле все было так, как сказано”, — рассказывает об интересном нюансе присяжный адвокат.

Кажется, что доказать виновность достаточно сложно. Но даже в самом факте начала разбирательства есть свои плюсы.

”Иногда человеку вполне достаточно того, что его вызвали в полицию, и уже это само по себе заставляет исправиться. Совсем не обязательно именно наказывать”, — считает присяжный адвокат.

Вместо эпилога

В материале используются рассказы реальных девушек о своем горьком опыте. И знаете, что страшно? Если бы надо было найти десять героинь, то я без труда смогла бы отыскать достаточное количество.

А ведь я не проводила социальных исследований, не ходила по улицам в поисках ”горяченького”. Я просто обратилась к знакомым с простым вопросом: а у тебя было?

Практически каждая отвечала утвердительно: некоторые истории были более простыми, некоторые серьезнее. Но факт остается фактом: примеры сексуальных домогательств повсюду. Причем это действительно оставляет неизгладимый след, даже в том случае, если произошло давно.

У некоторых собеседниц во время рассказа глаза были на мокром месте, другие решились поделиться историей не сразу, а через несколько дней после моего вопроса, третьи так и не захотели пролить свет на историю: слишком сложно вспоминать.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/o-seksualnyh-domogatelstvah-sejchas-govoryat-povsyudu-kak-otlichit-ih-ot-flirta-i-gde-zhertve-iskat-zaschitu?id=80708971

Педофил или жертва навета? Как опровергнуть ложное обвинение

Обвинение в домогательстве невинного человека
https://365info.kz/2017/08/shestiklassnitsy-obvinili-uchitelya-v-domogatelstvah/

А в августе 2017 года в Кызылординской области две шестиклассницы обвинили преподавателя математики в непристойном поведении. Но как выяснилось позже, дети просто хотели подшутить над строгим учителем. Были зафиксированы и другие подобные случаи, когда

подростки ложно обвиняли родных или просто знакомых мужчин в сексуальных домогательствах

А в России, судя по сообщениям в соцсетях, мошенники это дело вообще поставили на поток, подставляя автолюбителям якобы избитую девочку, умоляющую подвезти до больницы, а потом обвинявшую их в сексуальном насилии. После этого из следовавшей позади машины выходили крепкие парни и ставили перед автомобилистом выбор: откупиться или же ехать в ближайший отдел полиции, где девочка напишет официальное заявление.

В общем, быть обвиненным в педофилии достаточно просто. А вот доказать свою невиновность гораздо сложнее.

Отвечать будет не ребенок, а взрослый

По словам Шолпан Жумаковой, юриста Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, ребенок или подросток, якобы пострадавший от рук педофила, вряд ли сам обратится в полицию. Скорее всего, это сделают его родители, родственники или другие законные представители. Соответственно,

заявление будет исходить не от ребенка, а от взрослых, и всю ответственность за дачу ложных показаний они должны будут взять на себя

— Существует статья 419 УК РК, предусматривающая ответственность за заведомо ложный донос, – поясняет Шолпан Галымовна. – Она имеет 4 части, которые подразделяются по тяжести преступлений. А

ложное обвинение в педофилии относится к разряду особо тяжких преступлений

Человек, обвинивший женщину в никабе в связи с ИГИЛ, сам стал подозреваемым

Должностное лицо, принявшее заявление, будь то сотрудник ювенальной полиции или участковый, обязано предупредить заявителя об ответственности и взять расписку, что он осознает то, о чем говорит и согласен нести ответственность за свои слова. Поэтому

если у родителей или родственников возникнут хоть малейшие подозрения в том, что ребенок лжет, прежде чем обратиться в полицию, им следует поговорить с ним и попытаться выяснить правду

Ведь нередки случаи, когда обвинения в таких преступлениях возникают из личной неприязни, зависти или чувства мести к определенному человеку. В этом случае обязанность взрослых убедить ребенка, что пытаясь «насолить» таким образом, он прежде всего подставит под удар своих родных.

Главное не паниковать

Если человека все же ложно обвинили в педофилии, но он уверен в своей невиновности, ему следует выстраивать тактику защиты.

Задержан полицией: как быть и что делать

Если полицейские вызвали подозреваемого на допрос, мотивируя тем, что на него поступило соответствующее заявление, прежде всего человек должен

  • потребовать разъяснить свои права и обязанности
  • не лишним будет записать разговор с полицейскими на видео или хотя бы на диктофон
  • сразу прибегнуть к услугам адвоката.

Желательно не к тому, которого предоставляет государство, а к частному независимому специалисту, и только в его присутствии давать показания.

Заявить о ложном доносе

Кроме того, прямо в момент задержания или сразу после него стоит

подать заявление о факте заведомо ложного доноса

Причем сделать это можно и устно. Например, позвонить на «102» и сообщить, что его хотят забрать из дома по поступившему на него заявлению, но данного преступления он не совершал, а потому требует принять меры и возбудить уголовное дело по факту заведомо ложного доноса.

— Согласно положениям нового УК РК, уголовные дела сейчас возбуждаются сразу, – продолжает Шолпан Жумакова. – Полицейские

обязаны принять заявление о ложном доносе, проверить показания заявителя,

проведя определенные следственные действия, и выяснить, действительно ли он говорит правду. То есть когда подозреваемого доставят в РУВД по заявлению, которое написала якобы жертва, будет рассматриваться и заявление о ложном доносе. При этом

будут учитываться показания обеих сторон, и если выяснится, что действительно имел место ложный донос, стороны автоматически меняются местами

Потерпевший (первый заявитель) перейдет в разряд подозреваемых, а подозреваемый будет рассматривается как жертва ложного доноса.

Как доказать свою невиновность

По словам Жумаковой, тут прежде всего нужна хорошая адвокатская практика. Но если независимого частного специалиста по каким-то причинам привлечь не удалось, а государственный адвокат бездействует, человек должен защитить себя сам.

Как доказать, что вас пытал полицейский

Прежде всего

он должен ходатайствовать о проведении всех возможных экспертиз, способных доказать его невиновность

Например, настаивать на проведении психологической или психиатрической экспертизы, которая сможет оценить психическое состояние ребенка и установить, не оказывалось ли на него какого-либо давления, вынуждавшего его дать именно такие показания. Также

к делу должен быть привлечен детский психолог,

способный пообщавшись с ребенком, установить его предрасположенность ко лжи.

— В общем, при рассмотрении подобных уголовных дел не должно быть так, что показания ребенка, которые он дал один раз, будут служить неоспоримым доказательством, – уверяет Шолпан Галымовна.

– Хороший адвокат знает, какие специальные знания нужны в таких ситуациях и какие экспертизы должны быть назначены.

Также принимаются во внимание и другие факты, способные доказать невиновность подозреваемого: показания свидетелей, записи с видеокамер, документы, вещественные доказательства, заключение различных экспертов. Главное правило –

все экспертизы и другие следственные действия нужно проводить как можно скорее

Это резко повысит шансы на проведение объективного расследования, особенно если показания заявителя ложные.

Презумпция невиновности

Помимо возможности надолго отправить невиновного человека в тюрьму, ложный донос по таким преступлениям имеет еще одну крайне неприятную сторону. Каждый факт задержания подозреваемых в педофилии широко обсуждается в СМИ и социальных сетях, обычно все это сопровождается указанием места работы, жительства, а то и фотографией предполагаемого преступника.

Как наказать обидчика за оскорбление в Интернете? Советы юриста

Конечно, это допустимо в тех случаях, когда вина подозреваемого сомнений не вызывает. А если человек невиновен? Даже если он потом предоставит все документы, оправдывающие его перед законом, пятно на репутации вряд ли удастся смыть. Поэтому

в этом случае следует позаботиться хотя бы о том, как материально компенсировать нанесенный моральный вред

— Согласно закону, до решения суда никто не может распространять информацию, что данный человек задержан за педофилию, – говорит Шолпан Жумакова. – У нас действует принцип презумпции невиновности. Пока человека судом не признают виновным и решение суда не вступит в законную силу, никто не имеет права публиковать сведения, порочащие репутацию.

Если же такая информация «просочилась» в СМИ или соцсети, человек может смело подавать частную жалобу на это СМИ или автора поста в уголовный суд по статье 130 УК РК «Клевета» с предоставлением всех доказательств своей невиновности — это может быть постановление следователя о том, что данный гражданин невиновен и являлся жертвой ложного доноса, — и получить материальную компенсацию за вред, нанесенный его репутации.

Вывод

  • Голословные показания не являются доказательством вины.
  • Прежде чем писать заявление в правоохранительные органы, взрослым следует убедиться, что факт педофилии действительно имел место. Иначе можно самим угодить под суд.
  • Человек, незаслуженно обвиненный в таком преступлении, должен официально завить о ложном доносе и привлечь к делу независимого адвоката.
  • Помимо традиционной судебно-медицинской экспертизы, большое значение имеют различные психологические экспертизы.
  • Человек, ставший жертвой ложного доноса, может требовать материальную компенсацию за моральный ущерб.

Источник: https://365info.kz/2017/10/pedofil-ili-zhertva-naveta

Юр-решение
Добавить комментарий