Может ли судебное решение в данной ситуации быть вынесено в пользу истца?

Безусловное безобразие? Или является ли полное копирование текста возражений допустимым в качестве судебного решения — Audit-it.ru

Может ли судебное решение в данной ситуации быть вынесено в пользу истца?

Султанов Айдар Рустэмович, начальник юридического управления ПАО «НКНХ»,
член Ассоциации по улучшению жизни и образования.

в Вестник гражданского процесса №5. С 264-282

Правосудие не только должно быть совершено, но и должно быть видно, что оно совершено.

В статье на примере спора с налоговым органом рассматривается одна из часто встречающихся проблем при вынесении судебных решений российскими судами, а именно полное копирование в судебном решении позиции одной стороны, часто сопровождающееся переносом всех ошибок, опечаток, оборотов, и игнорирование позиции другой стороны.

По мнению автора статьи, это является грубым нарушением фундаментальных положений о справедливом судопроизводстве, подрывающим доверие к суду, фактически нарушаются такие принципы судопроизводства, как принципы непосредственности, равенства перед законом, состязательности, равноправия сторон и др.

Подвергаются анализу позиции Конституционного Суда РФ, Европейского Суда по правам человека по данному вопросу, в которых право на судебную защиту толкуется не только как право на обращение в суд, но и как право быть выслушанным судом.

В соответствии с позицией Верховного Суда РФ в уголовном процессе одним из безусловных оснований для отмены судебного акта является воспроизведение обвинительного заключения без учета результатов проведенного судебного разбирательства; подобный подход, по мнению автора статьи, должен быть реализован во всех видах судопроизводств.

Таким образом, автор приходит к выводу о том, что необходима проверка судебных актов, которые представляют собой копию только правовой позиции одной стороны, без учета результатов судебного разбирательства.

Ключевые слова: судебное решение; сторона; копирование; правовая позиция; отмена; проверка решения суда; обжалование; право на судебную защиту.

Причиной написания данной статьи явилась почти кафкианская1 ситуация. В одном из крупных дел для успешного его завершения были привлечены четыре команды юристов. Доводов и доказательств в нашу пользу было настолько много, что мы их разделили на несколько блоков.

Выступающие должны были представить каждый свою часть, причем каждое доказательство используемое в речи сопровождалось указанием том и листа дела. Выступления прошли великолепно, пожалуй это был один из моих лучших процессов.

Каждый выступающий был хорош по своему, все говорили не «по бумаге» с тем, чтобы лучше донести доводы до суда. Единственным минусом было то, что судья так и не задала ни одного вопроса, ни разу не заглянула в материалы дела, что сразу же смутило.

Когда же судья ушла в совещательную комнату была большая надежда на положительный исход дела, но судья была в совещательной комнате не больше двух минут и в удовлетворении требований отказала, решение было также опубликовано в кратчайшие сроки.

Решение Арбитражного суда оказалось 90% копией письменного отзыва налогового органа, без учета результатов судебного разбирательства, как будто в суде нас и не было.

Причем оно не просто представляет собой копию пояснений Ответчика, но и включает все опечатки, ошибки, выражения «Инспекция … обращает внимание Суда» (стр. 12, 35, 36, 45) «Инспекция не согласна с доводами Заявителя по следующим основаниям» (стр.

39) «Инспекцией установлено…», «Инспекция считает…», «Инспекция не согласна…» и т.д., суд даже не потратил времени на исправление ошибок сканирования. Мы столкнулись с грубейшим проявлением копипаста2.

Фактически суд в нарушение принципа непосредственности, подменил собственную оценку доказательств оценкой ответчика, проигнорировав наши доводы и представленные нами доказательства, оставив нас в неведении, почему эти доводы и доказательства были отклонены судом.

В апелляционной жалобе в качестве одного из оснований для отмены решения суда первой инстанции указало данное обстоятельство, а также приложило к апелляционной жалобе сравнительные таблицы, подтверждающие переписывание письменной позиции налогового органа в судебный акт.

Но апелляция также вместо вынесения своего постановления переписала часть текста с отзыва налогового органа, часть судебного решения первой инстанции, ответов на свои доводы и оценки представленных нами доказательств мы так и не увидели.

Одним из ключевых доводов кассационной жалобы был довод о том, что обжалуемые судебные акты являются копией письменной правовой позиции налогового органа без учета результатов судебного разбирательства поскольку наши доводы были просто проигнорированы.

Налоговый орган в отзыве на кассационную жалобу указал, что почти стопроцентное копирование правовой позиции налогового органа не является судебной ошибкой влекущей отмену судебного органа.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/929459.html

Судебные решения и порядок их исполнения

Может ли судебное решение в данной ситуации быть вынесено в пользу истца?

Положениями ст. 254 КАС определено, что постановление или определение суда первой инстанции, если иное не установлено этим Кодексом, вступает в законную сиу по истечении срока подачи заявления об апелляционном обжаловании, установленном этим Кодексом, если такое заявление не было подано.

Если было подано заявление об апелляционном обжаловании, но апелляционная жалоба не была подана в срок, установленный этим Кодексом, постановление или определение суда первой инстанции вступает в законную силу по истечении этого срока.

При подаче апелляционной жалобы судебное решение, если оно не отменено, вступает в законную силу после возврата апелляционной жалобы, отказа в открытии апелляционного производства или вступления в законную силу решения по результатам апелляционного производства.

Если срок апелляционного обжалования будет возобновлен, то считается, что постановление либо определение суда не вступило в законную силу.

Постановление или определение суда апелляционной либо кассационной инстанции по результатам пересмотра, постановление ВСУ вступают в законную силу с момента провозглашения, а если они были приняты по результатам рассмотрения в письменном производстве, — через пять дней после направления их копий лицам, принимающим участие в деле.

Определения суда, которые не могут быть обжалованы, вступают в законную силу с момента постановления.

Согласно ст. 255 КАС постановление или определение суда, вступившее в законную силу, является обязательным для лиц, принимающих участие в деле, для их правопреемников, а также для всех органов, предприятий, учреждений и организаций, должностных лиц, других физических лиц и подлежит исполнению на всей территории Украины.

Обстоятельства, установленные постановлением, вступившим в законную силу, по одному административному делу не могут оспариваться по другому судебному делу при участии тех же сторон.

Порядок исполнения судебных решений осуществляется должником самостоятельно в добровольном или принудительном порядке, определенном в Законе № 606.

В соответствии со ст. 258 КАС по каждому судебному решению, которое вступает в законную силу или которое надлежит исполнить незамедлительно, по заявлению лиц, в пользу которых оно определено, выдается один исполнительный лист.

 Если судебное решение определено в пользу нескольких истцов или против нескольких ответчиков, суд имеет право выдать несколько исполнительных листов, точно указав, какую часть судебного решения необходимо выполнить по каждом исполнительному листу.

Если судом приняты меры по обеспечению иска по заявлению лиц, в пользу которых определено судебное решение, суд вместе с исполнительным листом выдает копии документов, подтверждающих исполнение определения суда об обеспечении иска.

Исполнительный лист выдается судом первой инстанции.

Если по результатам пересмотра дела суд апелляционной либо кассационной инстанции оставит принятое по сути исковых требований решение без изменений, определит новое судебное решение по сути исковых требований либо изменит судебное решение, то исполнительный лист выдается судом апелляционной или кассационной инстанции при условии, что заявление лица о выдаче исполнительного листа поступило до момента возврата административного дела в суд первой инстанции.

Исполнительный лист о взыскании судебного сбора направляется судом в местные органы ГНС.

 Согласно ст. 263 КАС при наличии обстоятельств, усложняющих исполнение судебного решения (отсутствие денежных средств на счету, отсутствие присужденного имущества в натуре, стихийное бедствие и т.п.

), государственный исполнитель может обратиться в административный суд первой инстанции, независимо от того, суд какой инстанции выдал исполнительный лист, с представлением, а лицо, принимающее участие в деле, и сторона исполнительного производства — с заявлением об отсрочке или рассрочке исполнения, изменении или установлении способа и порядка исполнения судебного решения. Вопрос об отсрочке или рассрочке исполнения, изменении или установлении способа и порядка исполнения судебного решения может быть рассмотрен также по инициативе суда.

Суд рассматривает вопрос об отсрочке или рассрочке исполнения, изменении либо установлении способа и порядка исполнения судебного решения в десятидневный срок в судебном заседании с уведомлением государственного исполнителя или стороны исполнительного производства, обратившихся с представлением (заявлением), и лиц, принимающих участие в деле, и в исключительных случаях может отсрочить или рассрочить исполнение, изменить или установить способ и порядок исполнения решения. Неприбытие в судебное заседание лиц, надлежащим образом уведомленных о дате, времени и месте рассмотрения дела, не препятствует судебному рассмотрению. В случае принятия решения об отсрочке или рассрочке исполнения постановления по административному делу суд изменяет срок подачи субъектом властных полномочий отчета об исполнении такого постановления.

Определение суда по результатам рассмотрения вопроса об отсрочке или рассрочке исполнения, изменении либо установлении способа и порядке исполнения судебного решения может быть обжаловано в общем порядке.

 В соответствии со ст. 264 КАС при выбытии одной из сторон исполнительного производства по представлению государственного исполнителя или по заявлению заинтересованного лица суд может заменить сторону исполнительного производства ее правопреемником.

Суд рассматривает вопрос о замене стороны исполнительного производства в десятидневный срок в судебном заседании с уведомлением государственного исполнителя или заинтересованного лица, обратившихся с представлением (заявлением), и лиц, принимающих участие в деле. При этом неприбытие в судебное заседание лиц, надлежащим образом уведомленных о дате, времени и месте рассмотрения дела, не препятствует судебному рассмотрению.

Определение суда по результатам вопроса о замене стороны исполнительного производства может быть обжаловано в общем порядке.

Достаточно часто на практике возникает ситуация, когда лицо, не в пользу которого вынесено решение, осуществляет его исполнение в добровольном порядке, а в установленных законодательством случаяхв принудительном порядке.

В дальнейшем это решение отменяется судом апелляционной либо кассационной инстанции, и возникает вопрос, как возвратить лицу то, что оно исполнило на основании решения, утратившего силу.

Законодателем в этом случае предусмотрен возврат исполнения судебного решения.

Так, ст.

 265 КАС определено, что вопрос о возврате исполнения судебного решения решает суд апелляционной или кассационной инстанции, если, отменив судебное решение (признав его недействительным или утратившим законную силу), он закрывает производство по делу, оставляет исковое заявление без рассмотрения или отказывает в удовлетворении административного иска либо удовлетворяет исковые требования в меньшем размере.

В случаях, установленных частью первой ст. 265 КАС, суд, определяя новое судебное решение, должен обязать истца возвратить ответчику безосновательно взысканное с него по отмененному судебному решению или определить другой способ и порядок осуществления возврата исполнения.

Если вопрос о возврате исполнения судебного решения не был решен судом апелляционной либо кассационной инстанции, заявление ответчика о возврате исполнения рассматривается административным судом, в котором находится дело. Заявление о возврате исполнения может быть подано в течение одного года со дня возникновения оснований для возврата исполнения.

За подачу заявления о возврате исполнения судебный сбор не уплачивается.

Суд рассматривает заявление о возврате исполнения в судебном заседании с уведомлением лиц, принимающих участие в деле, и постановляет определение, которое может быть обжаловано в общем порядке. Неприбытие в судебное заседание лиц, надлежащим образом уведомленных о дате, времени и месте рассмотрения дела, не препятствует судебному рассмотрению.

При этом возврат исполнения постановления о возмещении ущерба, причиненного субъектом властных полномочий увечьем, другим повреждением здоровья или смертью физического лица, постановления о присуждении выплаты пенсий или других периодических платежей из Госбюджета Украины или внебюджетных государственных фондов, а также постановления о присуждении выплаты заработной платы либо другого денежного содержания в отношениях публичной службы допускается, если отмененное постановление было обосновано на сообщенных истцом заведомо ложных сведениях или представленных им поддельных документах.

Владислав РОЗМОШ, заместитель директора Юридического департамента ГНА

Украины

— начальник отдела представительства интересов органов
ГНС в судах кассационной инстанции и обобщения судебной практики

Источник: http://www.visnuk.com.ua/ru/pubs/id/3850

Применение судами норм процессуального права о повороте исполнения судебных актов – Мониторинг правоприменения

Может ли судебное решение в данной ситуации быть вынесено в пользу истца?

С другой стороны, поворот исполнения имеет и свое материальное выражение, поскольку в рамках соответствующих процедур происходит возврат спорящих сторон в первоначальное состояние путем принудительного перемещения материальных благ (денежных средств, иного имущества) от истца к ответчику.

Соответствующие отношения при условном абстрагировании от их процессуальной составляющей (и того факта, что «реституция» сторон производится при участии государства в лице суда и судебного пристава-исполнителя) могут быть описаны на материально-правовом языке, с использованием категорий гражданского, налогового, трудового и т.д.

права, иллюстрацией чему могут служить самые элементарные примеры. Так, взыскание денежного долга из долговой расписки в случае отмены вынесенного решения и принятия судебного акта в пользу ответчика может быть описано в категориях неосновательного обогащения (гл.60 Гражданского кодекса РФ).

Принудительная передача вещи по якобы существующему между ответчиком и истцом договору в условиях, когда наличие такого договора опровергнуто итоговым судебным актом, может рассматриваться как порождающая у ответчика виндикационное притязание (ст. 301 ГК РФ).

Необоснованное взыскание налога, налоговых пени или штрафа – как приводящая к возникновению требования из статьи 79 Налогового Кодекса РФ (далее – НК РФ).

Вследствие этого возникает принципиальный вопрос о том, в каком ключе необходимо квалифицировать эту имущественную составляющую отношений сторон по повороту исполнения судебного акта.

Следует ли игнорировать их материально-правовой элемент и исключать применение к ним соответствующих положений материального права, замыкая истца и ответчика на правила, содержащиеся в вышеуказанных процессуальных законах.

Либо же рассматривать процессуальные нормы о повороте исполнения лишь в качестве служебных, то есть устанавливающих процедурную рамку для осуществления обратных притязаний ответчика к истцу, в то время как сами эти притязания квалифицировать в их обычном материально-правовом качестве (т.е.

как кондикцию, виндикацию, требование по возврату излишне взысканного налога и т.д.) – с тем только уточнением, что фактом-основанием их возникновения будет являться исполнение впоследствии отмененного решения суда.

Вне зависимости от того или иного научного подхода к данному вопросу, – здесь могут быть высказаны различные суждения, – важно понимать, как на него отвечают суды при рассмотрении конкретных дел и при формулировании руководящих разъяснений (на уровне высших судов), ибо от этого зависит целый ряд практических последствий, связанных с применением соответствующего правового института. Проиллюстрируем это рядом примеров.

Во-первых, различное понимание правовой природы притязания ответчика по возврату необоснованно взысканного (далее – «реституционное притязание», «реверсивное притязание») предопределяет неоднозначность в вопросе о том, является ли процедура поворота исполнения единственной процессуальной формой, предназначенной для преодоления имущественных последствий судебной ошибки в отношениях между истцом и ответчиком. Если настаивать на специальной природе реверсивного притязания, задачей которого является исключительно restitutio ad integrum (т.е. устранение факта действия ошибочного решения вне зависимости от материально-правовой картины происходящего), предусмотренный ст.ст.325 – 326 АПК РФ, ст.ст. 443 – 445 процессуальный порядок должен восприниматься в качестве эксклюзивного для достижения вышеуказанной цели. Если, напротив, видеть в нем обычное материально-правовое требование, пригодное к квалификации в качестве кондикционного, виндикационного и т.д., нельзя исключать возможность использования обычных средств защиты для его осуществления, а именно – иска (кондикционного, виндикационного и т.д.). При том, что заявление о повороте исполнения, с этой точки зрения, представляется пускай и пригодным (а в смысле быстроты и удобства – оптимальным), но не исключительным средством преодоления последствий материального действия ошибочного решения.

Во-вторых, различное понимание природы реверсивного притязания допускает существование различных подходов к вопросу о том, возможно ли обременение истца не только обязанностью по возврату ошибочно присужденного, но и дополнительными обязанностями, связанными с удержанием им недолжно полученного.

Опять-таки, исключение соответствующего притязания из числа функционирующих по общим правилам материального законодательства допускает в числе возможных вывод о том, что возврат недолжно полученного исчерпывает бремя имущественных обязанностей истца перед пострадавшим ответчиком.

В то время как обратный взгляд открывает дорогу для присуждения истца не только к «реституции», но и к возмещению убытков (ст. 393 ГК РФ), уплате процентов годовых (ст. 395, п.2 ст. 1107 ГК РФ), возврату полученных доходов и плодов (п.1 ст. 1107, ст. 303 ГК РФ) и т.д.

Наконец, возможен и промежуточный взгляд, согласно которому дополнительные обязательства, хоть и возникают, однако не в момент недолжного перемещения материальных благ от ответчика к истцу по ошибочному судебному акту, а в момент принятия и вступления в законную силу судебного акта о повороте исполнения.

В-третьих, различное понимание природы реверсивного притязания ставит вопрос о том, как соотносятся между собой нормы процессуального права, регулирующие порядок их осуществления, и нормы соответствующих материально-правовых институтов, в терминах которых такие притязания могут быть выражены.

Наиболее очевидным примером здесь является коллизия между п.3 ст.

1109 ГК РФ, согласно которой заработная плата и приравненные к ней платежи и другие денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки, не могут рассматриваться в качестве неосновательного обогащения и не подлежат возврату, и ч.3 ст. 445 ГПК РФ, согласно которой возврат ошибочно присужденной работнику заработной платы допускается без ограничений в случае, если решение, на основании которого был осуществлен соответствующий платеж, было отменено в порядке апелляционного пересмотра.

Исследование того, как эти и ряд других вопросов, касающихся института поворота исполнения, решаются на практике, и будет составлять предмет настоящего мониторинга.

Объем работы, естественно, не предполагает охвата всего диапазона суждений, высказанных судами при разрешении конкретных дел, однако является достаточно репрезентативным для того, чтобы у читателя сформировалось общее представление об имеющихся трендах.

Изученные материалы могут рассматриваться в качестве эмпирической основы для последующих научных изысканий по описанной проблематике, а также как вспомогательный источник для принятия решений по возможному реформированию института поворота исполнения в будущем.

1. Правовая природа реверсивного притязания

По вопросу о правовой природе реверсивного притязания суды высказывают различные точки зрения.

С одной стороны, существует целый ряд источников, в рамках которых требования ответчика о возврате недолжно полученного истцом рассматриваются как разновидность обычных материально-правовых притязаний, возникающих в связи с нарушением имущественной сферы обладателя соответствующих материальных благ, что допускает возможность их стандартной материально – правовой квалификации (напр., как требований из неосновательного обогащения). С другой стороны, есть тенденция рассматривать соответствующие отношения в качестве специфических, находящихся за пределами регулирующего воздействия стандартных материально-правовых институтов. Как правило, суды, придерживающиеся соответствующей точки зрения, характеризуют правоотношения по возврату неосновательно присужденного в качестве «исполнительских», противопоставляя последние таким типичным, опосредующим защиту пострадавшего собственника правоотношениям, как правоотношения по кондикции, виндикации и т.д.

Источник: https://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/zawita-chesti-dostoinstva-i-delovoj-reputacii/item/437-primenenie-sudami-norm-protsessualnogo-prava-o-povorote-ispolneniya-sudebnykh-aktov.html

Итоговый судебный акт по делу

Может ли судебное решение в данной ситуации быть вынесено в пользу истца?

Основанием для взыскания судебных расходов является принятие судебного акта в пользу одной из сторон.

Вместе с тем дело может неоднократно рассматриваться в различных инстанциях, и даже после завершения основного судебного разбирательства судом могут проводиться отдельные судебные заседания для разрешения дополнительных вопросов. Какой судебный акт следует считать итоговым для целей распределения судебных расходов?

Одно решение хорошо, а несколько еще лучше

Судебное разбирательство по одному делу может завершиться вынесением не одного, а сразу нескольких судебных актов.

Например, суд может вынести дополнительное решение, если в основном решении он не разрешил одно или несколько требований из числа заявленных, не указал действие, которое следует выполнить, размер присужденной суммы или имущество, подлежащее передаче, либо не распределил судебные расходы. При отказе в принятии дополнительного решения суд выносит об этом определение (ст. 178 АПК РФ).

В нашей практике, к примеру, был интересный случай, когда истец проиграл дело против нотариуса, затянувшего оформление свидетельства о праве на наследство по закону, в связи с тем, что он не воспользовался возможностью обжаловать приостановление нотариусом производства по нотариальному делу.

В дальнейшем после инициирования такой судебной процедуры нотариус выдал требуемый документ.

В первом деле, где истец проиграл, в качестве третьих лиц участвовали родственники его умершей супруги, которых категорически не устраивал тот факт, что все наследственное имущество перешло к истцу, а он не соглашался выделить им хоть какую-то часть.

Суд не взыскал с проигравшего истца пошлину в бюджет за рассмотрение иска, по которому ему предоставлена отсрочка в уплате. Третьи лица возмутились и заявили ходатайство о вынесении дополнительного решения, а также подали апелляционную жалобу.

Несмотря на то, что их права и законные интересы судебным актом вообще не затрагивались, они добивались взыскания с истца пошлины исключительно с целью ему досадить. В дальнейшем суд принял дополнительное решение по делу, взыскав с истца пошлину.

В суд апелляционной инстанции третьи лица не явились, и их апелляционная жалоба была оставлена без удовлетворения, поскольку поставленный вопрос был разрешен судом первой инстанции.

В этом деле сложилась интересная ситуация, когда истец проиграл дело в первой инстанции, но судебным актом апелляционного суда жалоба третьих лиц была оставлена без удовлетворения. До принятия определения апелляционным судом решение суда первой инстанции не вступило в законную силу, и в этом смысле именно данное определение стало окончательным.

Судебные издержки могут быть возмещены третьим лицам исходя из того, что их фактическое процессуальное поведение способствовало принятию данного судебного акта независимо от того, вступили ли они в дело по собственной инициативе или были привлечены судом (п. 6 Постановление Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» (далее – Постановление № 1).

Данный подход не исключает возможности отнесения судебных расходов на таких третьих лиц в случае, если их жалоба была отклонена, учитывая, что производство по ней в суде апелляционной инстанции было инициировано именно ими.

Как известно, не бывает прав без обязанностей, поэтому предоставление третьим лицам права на возмещение судебных издержек в случае, когда их процессуальное поведение способствовало принятию судебного акта, существует наряду с их обязанностью компенсировать судебные издержки иным участникам процесса в ситуации, когда они инициировали дополнительную судебную процедуру и проиграли в ней.

Такой подход соответствует задачам эффективного правосудия и позволяет стимулировать участников спора к добросовестному использованию своих процессуальных прав.

Промежуточные судебные акты

Действительно, если, скажем, истец выиграл дело о признании права собственности на недвижимое имущество, а третьих лиц, у которых оно находится в аренде, это не устроило, и они обжаловали решение в апелляционном порядке, проиграв дело, они не должны быть освобождены от судебных издержек, понесенных сторонами на этой стадии судебного разбирательства. В абз. 3 п. 25 Постановления № 1 даже допускается отнесение судебных расходов на представителя в связи с подачей им иска без подтверждения своих полномочий, в результате чего он оставляется судом без рассмотрения.

Как видно из приведенного примера, несмотря на то, что представитель в судебном процессе не является самостоятельной фигурой и связан волей своего доверителя, халатное отношение к своим обязанностям может послужить причиной для наступления для него негативных имущественных последствий. В связи с этим для отнесения судебных расходов на третье лицо также не должно быть препятствий, если они инициировали судебную процедуру и проиграли в ней.

Однако в рассматриваемой нами ситуации этот подход не мог быть применен, поскольку определение апелляционного суда касалось рассмотрения одного из факультативных вопросов по делу, им само дело не было разрешено по существу.

Вступление решения суда первой инстанции после вынесения апелляционного определения касалось только формальной процедуры вступления судебного акта в законную силу, не затрагивая его суть.

Иными словами, апелляционное определение по своему характеру являлось промежуточным судебным актом, его можно было назвать окончательным в том смысле, что после его принятия разбирательство по делу прекратилось, однако оно не было итоговым в контексте разрешения спора по существу.

Между тем, как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 1 Постановления № 1, по смыслу главы 9 АПК РФ принципом распределения судебных расходов выступает возмещение судебных расходов лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу.

Например, это могут быть решение суда первой инстанции, определение о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения, судебный акт суда апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, которым завершено производство по делу на соответствующей стадии процесса.

В частности, определение ВС РФ об отказе в передаче дела на рассмотрение соответствующей судебной коллегии на итоговый судебный акт окружного суда фактически завершает рассмотрение соответствующего дела по существу, что дает победителю в споре право поставить вопрос о присуждении ему понесенных судебных расходов (Определение ВС РФ от 30.05.

2017 № 305-ЭС15-11039). Если судебный акт был в дальнейшем пересмотрен по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, то итоговым судебным актом станет тот, которым он будет изменен, отменен или, наоборот, оставлен без изменения.

При таких обстоятельствах у истца в рассматриваемом деле отсутствовали основания для взыскания судебных расходов с третьих лиц.

Определения суда об оставлении иска без рассмотрения и о прекращении производства по делу, хотя сами по себе спор по существу не разрешают, но вместе с тем они направлены на прекращение судебного разбирательства, выступая тем самым итоговыми судебными актами. В связи с этим, если вторая сторона, необоснованно вовлеченная в судебное разбирательство, понесла судебные издержки, она вправе поставить вопрос об их возмещении (Постановление Первого ААС от 02.12.2009 по делу № А43-22137/2009).

Так, отказ истца от заявленного иска означает, что последствия инициированного судебного дела он для себя расценил как отрицательные, посчитав за благо отказаться от его дальнейшего ведения.

Ответчик необоснованно вовлекается в судебный спор по инициативе истца, заявившего необоснованные требования. В связи с этим ответчик вправе компенсировать за его счет свои судебные издержки по делу.

Однако в данном случае их размер будет невелик, учитывая, что представителю не потребуется затратить много времени.

Принцип состязательности

По этой же причине подлежат отклонению требования о взыскании судебных расходов, основанные на любых промежуточных судебных актах, которыми спор не разрешается по существу.

В частности, постановление окружного суда об отмене состоявшихся по делу судебных актов с направлением дела на новое рассмотрение обратно в суд первой инстанции выступает одним из таких промежуточных судебных актов.

Заявителю кассационной жалобы, добившемуся вынесения такого постановления, еще рано праздновать победу и ставить вопрос о распределении судебных расходов, поскольку это будет преждевременным.

Постановление окружного суда не предрешает выводы нижестоящего суда об обстоятельствах дела, но содержит указание на допущенные ошибки, поэтому возможность отстоять свою правоту для каждого из участников процесса не утрачена. Иным образом обстоит дело в случае, если при принятии данного постановления окружной суд вышел за пределы предоставленных ему законом полномочий, дав нижестоящим судам указание повторно оценить доводы одной из сторон.

Тем самым такой стороне фактически предоставляется не предусмотренная законом и противоречащая принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции.

В таком случае она может представлять в материалы дела дополнительные документы, а также обосновывать свою правовую позицию с приведением новых аргументов, что фактически ведет к нарушению такого основополагающего принципа арбитражного процесса, как состязательность сторон (Определение ВС РФ от 30.05.2017 по делу № 304-ЭС16-15347).

Если такое нарушение было допущено окружным судом, его постановление можно попробовать отменить в Верховном Суде РФ и там добиваться взыскания судебных расходов в случае принятия нового судебного акта, который станет итоговым. Если в передаче кассационной жалобы заявителю будет отказано, свои права и законные интересы он должен продолжить отстаивать в суде первой инстанции при новом рассмотрении дела.

Одно и то же дело может несколько раз «гулять» по различным судебным инстанциям с принятием в каждой из них разных судебных актов. Однако в любом случае значение для цели распределения судебных расходов по делу имеет только итоговый судебный акт, которым спор разрешен по существу.

При этом не имеет значения, если проигравшая в споре сторона на какой-либо из стадий судебного разбирательства убеждала суд. Законом допускается пропорциональное распределение судебных расходов только для случая, когда исковые требования истца удовлетворяются частично, тогда ответчик вправе рассчитывать на частичную компенсацию судебных расходов.

То же самое касается случая, когда суд признает обоснованным наряду с первоначальным иском также и встречный иск.

Кроме того, стороны вправе изменить порядок распределения судебных расходов вне зависимости от исхода судебного разбирательства путем заключения соглашения. У суда есть право отнести судебные расходы на сторону, которая злоупотребляет своими процессуальными правами (ст.

110 АПК РФ). В остальных случаях право на компенсацию судебных расходов есть только у той стороны, которая выиграла дело, то есть в пользу которой состоялся итоговый судебный акт, промежуточные победы не учитываются (Постановление Одиннадцатого ААС от 16.09.

2014 по делу № А65-27539/2011).

Подведем итоги, пока итоги не подвели нас

Источник: https://www.eg-online.ru/article/354112/

Юр-решение
Добавить комментарий