Может ли друг купить тату машинку в 16 лет?

«Я никогда не хотел быть психологом или адвокатом»: Николай Никишин, татуировщик Love Life Tattoo

Может ли друг купить тату машинку в 16 лет?

Чуть больше года назад наш друг и опытный татуировщик Николай Никишин открыл студию Love Life Tattoo.

С момента открытия это место стало одной из наиболее заметных точек на тату-карте Москвы, а не так давно парни «передислоцировались» с Цветного бульвара в район «Красных ворот».

Мы встретились с Николаем, который рассказал нам о первых тату-опытах, самых абсурдных заказах и своих татуировках.

Первый раз я взял машинку в руки, когда мне было 14 лет. Тогда же и появилась моя первая татуировка. Мы с другом сами собрали машинку из подручных средств. Я набил ему маленького человечка, а он набил мне рыбку на ноге. После этого мы решили стать нереально крутыми татуировщиками, меня тянуло к этому. Сейчас, кстати, рыбки уже нет, я ее закрасил.

Я точно никогда не хотел быть психологом или адвокатом. Учился на эколога черных и цветных металлов, хотя мне всегда хотелось рисовать или делать что-то руками. Думаю, поэтому на третьем курсе университета я провалил сессию, взял академический отпуск и больше уже не вернулся. 

У моего инструктора в автошколе был тату-салон, который я перекупил. Этому мистеру он просто не был нужен, вот мы со знакомой и стали там главными. Лет пять работали вместе, потом мне все надоело, я продал свою часть и ушел.

До всей этой истории я еще пирсинг делал в каком-то адовом салоне, там еще мог наблюдать за татуировщиками. Тогда еще машинки были очень жестокие: бьешь тату, как будто топором. К ним привыкать нужно было долго.

Это не как сегодня, если человек умеет рисовать и у него есть усидчивость, он за несколько месяцев может научиться делать татуировки. Я лично начинал с простых рисунков, узоров каких-то.

Кем я только не работал: занимался глупостями в каком-то ресторане, работал реставратором деревянного зодчества, резал по дереву, продавал мопеды. Но главное, что попутно я набирался опыта как татуировщик.

Люди приходят за татуировками по разным причинам. Одни хотят подражать своим кумирам: музыкантам или артистам. Другие делают татуировку в память о близких людях или о каком-то событии. Кто-то таким образом просто украшает свое тело. А многие наивно верят, что татуировка может изменить их жизнь: набивают себе знаки и символы. 

Татуировка — это и мода. Я помню, когда вышел фильм «От заката до рассвета» люди приходили в салон и говорили: «Сделай мне тату под Клуни». Но лично мне интересны люди-коллекционеры. Они могут всю жизнь собирать на своем теле рисунки разных легендарных мастеров, а потом и сами становятся легендами. 

Я общался с человеком, который убеждал меня больше не делать татуировки на своем теле. Он считал, что чем больше у меня татуировок, тем чернее моя аура. «У тебя вся жизнь пойдет наперекосяк», — говорил он мне. Свои татуировки он делал светлее, чтобы осветлить ауру, добавлял лучи какие-то, яркие краски.

Кроме различных надписей, имен и сердечек, люди в последнее время помешались на якорях. Мы столько их делаем, что уже слегка надоело. Вообще это мужской символ, но девочки тоже очень часто просят. Из рисунков чаще всего тоже хотят корабли. 

Я отказываюсь работать, когда люди приходят ко мне с идиотской идеей. Еще и пытаются меня переубедить, сто раз с этим сталкивался, а ведь я знаю, что просьба невыполнима.

«Сделайте микроскопическую кошку, чтобы все детали были видны». Я вежливо таким говорю: «До свиданья». Недавно один человек побил все рекорды: попросил освятить краску.

Мы стали смеяться над мастером: «Если ты не освятишь еще машинку и иголки, то татуировка не получится». 

Сейчас я хотел бы больше работать в черно-белых тонах и с традиционными цветами: красным, синим, желтым, без всякого салатового. А вообще, чем меньше цветов, тем лучше. Рисунки мне тоже нравятся простые, примитивные или веселые, что-то, над чем можно посмеяться. Чем проще рисунок, тем дольше он живет.

Чрезмерное внимание к рисункам на моем теле сначала подбешивало. Сегодня меня такие мелочи не волнуют. Хотя часто встречаю людей, которые показывают пальцем и говорят: «О, ни фига, что это у тебя тут?». При этом я замечаю, что люди на улице с каждым днем все меньше внимания обращают на мои татуировки. 

Уровень развития тату-индустрии в Москве я бы оценил на тройку. У нас русские татуировщики лучшие в реализме, но остановились в своем развитии.

Кроме того, в этом деле важно идти в ногу с модой, понимать тенденции, развивать вкусы. Сейчас молодые мастера лучше улавливают эти настроения, поэтому и становятся более находчивыми.

Из старшего поколения я выделяю Диму Речного и Пашу Ангела.

Иногда смотришь на работы западных мастеров и думаешь «Ничего себе, как это вообще могло появиться?» А вообще как-то мой друг Миша верно сказал: «Мы уже взрослые люди, а все какие-то картинки смешные разглядываем и балдеем от них».


Каждая татуировка на мне несет в себе смысл. Часы на шее (1) — символ скоротечности времени. На руке у меня набит портрет моего лучшего друга Димы Соболева (3), с которым мы вместе открыли Love Life Tattoo. На руке у меня есть веселая лампа (4) — это черный юмор: «Наступила тьма, готовься!». Психологическая татуировка, действует на тех, кто боится темноты. Рядом вырванный зуб с четырьмя корнями — символ дикой физической боли. На спине — большая работа (5), которую мне делал наш Рома Кузнецов. Вечная тема борьбы добра и зла. На ноге логотип нашего салона (6), мы же фанаты своего дела. Точно такой же рисунок еще у нескольких наших мастеров. На плече фото татуировщика тоже из нашего салона (7). Очень обаятельный кровожадный друг. У меня на рисунке он горит в пламени своего гнева. Дельфин, пингвин и ковбой (8) — это просто юмор.

Интервью: Нуне Егян

Источник: http://www.furfur.me/furfur/heros/heroes-furfur/159341-love-life-tattoo

Искусство на живом «холсте»: что и кому

Может ли друг купить тату машинку в 16 лет?

Если бы им, когда-то тайком от родителей забивающим первую краску себе под кожу самодельными машинками, сказали, что они будут татуировщиками, они бы рассмеялись. А если бы узнали, что это станет делом жизни, – смеялись бы ещё громче.Сегодня Александр Лысенко и Виктор Бугров – известные в Гомеле тату-мастера. Нет, скорее, художники.

Так за границей уже давно называют их коллег. Работы в портфолио не дают в этом усомниться: это настоящие картины на «живом» холсте. Совсем недавно два бородатых парня решили ни от кого не зависеть, разве только от своих творческих амбиций, и открыли собственную студию. Cегодняшний разговор проекта “От любви до бизнеса” – под шум тату-машинок.

– Сначала бахилы! – прежде чем поздороваться, предупреждают парни.

Ну, это дело святое. Облачив ноги по всем правилам стерильности, мы сидим в небольшой стильной комнате. На серых стенах – эскизы татуировок, на полках – батареи разноцветных баночек. Мастера, вооружённые жужжащими машинками, колдуют над Ксенией и Артёмом. У девушки – первые штрихи будущего цветка на руке. У парня  на ноге заливается краской чёрно-белый портрет Боба Марли… 

– Ребят, давайте начнём сначала. Когда вы впервые взяли в руки тату-машинки?

Александр Лысенко:

– Только если гитарную струну и гелевую ручку можно считать машинкой. Первым подопытным был друг. Дома, у себя в спальне, по 3-4 часа два дня подряд я набивал ему рисунок на руке.

Через месяц встречаю, жду восторженных отзывов. А он показывает вместо красивой чёрно-белой татуировки пару еле заметных шрамчиков. До сих пор не понимаю, как так получилось.

Потом, правда, на этом же месте мы сделали ему уже нормальное тату. 

Семь лет от звонка до звонка я проработал слесарем на заводе, одновременно играл в группе и в своё удовольствие продолжал набивать татуировки. «Добился» вот…

Виктор Бугров:

– Я хорошо рисовал с детства. Первую татуировку, букву «В», набил себе в 9-м классе. Это был просто праздный интерес. Тогда ещё не было интернета, мы развлекались, как могли. Постепенно набирался опыта, пробуя на себе и друзьях. Уже работая сварщиком тоже на одном из заводов, понял, что хочу развиваться именно в творчестве. 

– Как решились открыть в Гомеле свою тату-студию?

В. Б.:

– В нашем городе нет именно творческих тату-студий. Поэтому хотелось сделать что-то своё. И сделать так, как видишь со стороны татуировщика, а не со стороны бизнесмена. В коммерческих студиях бизнес направлен только на зарабатывание денег.

Мы с Сашей три года работали в таком месте. Да, для начинающего мастера это хорошо: ты нарабатываешь клиентуру, набиваешь руку. Но потом понимаешь, что развиваться не сможешь, поставив работу на поток. У нас были определённые рамки: например, семь человек в смену.

Запись вела администратор, поэтому у тебя нет возможности пообщаться с заказчиком, самостоятельно распланировать своё время. То есть не знаешь, какую татуировку хочет клиент, какого размера, не говоря уже о совместном обсуждении рисунка.

Возможно, ему эта татуировка вообще не нужна и это минутный порыв, о котором он потом пожалеет. 

Татуировщик – не принтер, который может печатать беспрерывно. Поэтому мы и открыли студию, чтобы было время действительно развиваться. Ведь работа, которую любишь, – это не работа, а удовольствие. Начни делать то, что любишь, и ты не будешь работать ни одного дня. 

На мой взгляд, в нашем деле в первую очередь надо думать не о деньгах, а о творчестве. Если ты относишься к этому как к зарабатыванию, это путь в никуда. Проще работать «на дядю», не вникая в искусство.

– Кто сегодня основной клиент салона?

В. Б.:

– Конечно, в основном это молодёжь. У старого поколения остаётся особое понятие о тату. Так бывает: многие люди возраста моей мамы в молодости считали, что наколка на теле – это как минимум как признак отбытого срока в местах не столь отдалённых.

Сейчас к тату относятся проще. Однажды ко мне пришёл представительный мужчина в строгом костюме, с папкой. Я уж думал, проверяющий. Оказалось, директор предприятия. Очень давно хотел татуировку, но не знал, к кому обратиться. Мы делали ему тигра на руке.

 

Бабушки, например, делают перманентный макияж бровей. Это по сути тоже татуировка (смеются).

А. Л.:

– Нет, подожди, помнишь, ко мне на тату приходила женщина лет за 60. Увидев моё удивление, она рассказала, что ведёт активный образ жизни: прыгает с парашютом, ныряет с аквалангом. Мы тоже набивали ей на икре морду тигра с надписью: «Не будите во мне зверя». Говорит, чтобы внуки с детьми не допекали. 

Некоторые люди проносят через всю жизнь мысль о татуировке. Был дедушка, который служил на подводной лодке и только к старости в память о тех годах решил сделать тату. Чтобы собрать полноценный рисунок, он принёс мне армейские фотожурналы, макет лодки, изображения флагов.  

В. Б.:

– Вот! Я об этом и говорю: самая лучшая работа – когда клиент приходит с идеей. А мы как мастера предлагаем её реализацию. Если тебе моё исполнение не нравится, можешь искать другого мастера.

Тату – это искусство, которое не терпит плагиата. Когда клиент ставит тебя в рамки, мол, нужна точно такая татуировка, на этом же месте, не особо интересно её начинать. Хочется сделать по-своему.

В этом как раз таки и вырабатывается стиль, «почерк» татуировщика. 

Часто приходят девушки и говорят: «Я хочу себе маленькое тату, посоветуйте, какое»… И при этом добавляют наше «любимое»: «Ну вы же мастер».

А. Л.:

– Мы вообще можем составить топ самых распространённых фраз заказчиков. Когда только перевёл рисунок татуировки на тело через трафарет, процентов 70 людей спохватываются: «Это всё? Фух, ну я пошёл». Часто спрашивают: «А больно будет?», «А я не умру?»

– Кстати, о боли…

В. Б.:

– Представьте, иголка заходит в кожу на миллиметр-полтора в глубину. При этом моторчик делает в среднем 8 тысяч оборотов в минуту. Это как будто вас одновременно кусает большое количество пчёл. Многие говорят, что ожидали большей боли.

Однажды клиент чуть не уснул во время сеанса. Уровень боли зависит от многого. Чем опытнее татуировщик, тем лучше он чувствует глубину прокола.

Зависит от места: самые болезненные участки тела, как правило, ближе всего расположенные к кости (например, ключица, лопатка, колено), а также рёбра и живот. 

Болевой порог у всех разный. Мужчины стойко терпят боль: «они же мужчины», а девушки могут позволить себе и покричать. 

– Как вы оцениваете тату-культуру в нашем городе?

В. Б.:

– В Гомеле она не очень развита. Ещё пару лет назад люди остро реагировали на всяческие картинки на теле, особенно большие, особенно у девушек. Сейчас тату – это мода, мэйнстрим.

Любая вещь, которая появляется в творчестве и начинает развиваться, в любом случае становится таковой. Это и хорошо, и плохо. Плохо в том случае, когда человеку в погоне за модой неважно, что набивать.

А хорошо потому, что у людей, прежде чем идти к мастеру, есть возможность познакомиться со всеми тонкостями процедуры поближе. 

Печально то, что хорошие мастера предпочитают  уехать куда-нибудь в Минск или за границу, где тату-сфера на более высоком уровне.

– Но судя по «забитой» молодёжи, мастеров хватает на всех.

В. Б.:

– Всегда найдётся добрый друг, который купил машинку на китайском сайте и может набить тату дома. Такие «домушники» и воспитывают клиентов, которые думают, что это дёшево и делается за час. Когда ты работаешь по всем правилам, эти люди потом удивляются: почему так долго, так дорого и вообще как-то не так, как они себе это представляли. 

– Может, и не надо больше татуировщиков? Всё-таки конкуренты…

В. Б.:

– Это даже не конкуренты. Это коллеги, с которыми можно общаться, перенимать опыт. Ведь сколько ты ни работаешь, ты всё время учишься. 

– Гомельчане креативят с идеями? Может быть, предпочитают необычные места для нательных рисунков?

В. Б.:

– Ну вот, начинаются эти неудобные вопросы (смеётся). 

А. Л.:

– Пока самые интимные места, с которыми работал, это ноги Артёма (смеётся). Вижу их в общей сложности часов 20. Да, это нормально работать над татуировкой несколько сеансов, каждый из которых может длиться по 5-6, а то и 8 часов. Тату не любит спешки. 

– Что бы вы посоветовали людям, которые собираются украсить своё тело татуировкой?

В. Б.:

– Не спешить! Думать, выбирать мастера по его работам. Мы часто сталкиваемся с людьми, которые в интернете не ленятся что-то спросить, а прийти на бесплатную персональную консультацию в студию для них целая проблема. Ты же когда кроссовки выбираешь, которые могут прослужить один сезон, долго ходишь по магазинам. А тату – на всю жизнь. О цене нужно думать в последнюю очередь. 

А. Л.:

– Как говорится, не жалуйся на три вещи: машину, жену и татуировку – сам выбирал.  

Готовиться нужно за несколько дней до процедуры. Желательно провести их в гармонии с собой (смеётся). В частности, категорически запрещено употреблять алкоголь. Это наряду с определёнными болезнями (о них мы говорим на консультации) – одно из противопоказаний. 

Полностью восстановление кожного покрова происходит в течение месяца. Важно понимать, что любая татуировка нуждается в уходе. От него на 50 процентов зависит её качество в будущем. И если уход будет плохим, неважно, где вы её сделали, у «домушника» или в студии, результат будет одинаковым.

Автор фото: Анна Пащенко, из архива героев

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter

Обсудить новость в соцсетях

Источник: https://newsgomel.by/news/society/11612-iskusstvo-na-zhivom-holste-chto-i-komu-nabivayut-gomel-skie-tatu-mastera.html

«Была трезва, мала и глупа». Минчане c татуировками, о которых пожалели

Может ли друг купить тату машинку в 16 лет?

По пьяни и по любви. Но больше по пьяни, конечно. Посмотрели, о каких татуировках жалеют минчане и как исправляют ситуацию. 

АЛЕКСАНДРА

– Идея для татуировки у меня появилась уже давно. Я лазила по одному сайту и увидела картинку лампочки с искрами, которая показалась довольно красивой и оригинальной. Знаете, когда в мультиках загорается лампочка – это значит, что в голове у героя появилась идея. Эскиз я решила немного изменить и дорисовала внутри сердце как символ того, что все мысли и действия идут от него.

Набила татуировку в 17 лет, когда подруга начала увлекаться хэндпоуком. Сначала я планировала поднакопить немного денег. Но, так как рисунок был достаточно большим, я бы дорого за него заплатила в хорошем тату-салоне. Пришлось отказаться от первоначальной идеи.

Татуировка должна была идти выше локтя, с тыльной стороны, чтобы ее никто не смог увидеть, когда я вытяну руку. Когда девчонка начала бить, я поняла, что татуировка будет на самом видном месте. Возможности изменить ситуацию у меня уже не было, поэтому просто сидела и ждала конца.

После того как переехала в Варшаву, я решила ее немного исправить. Хотела добавить тени, чтобы тату смотрелось аккуратнее. По совету друзей нашла мастера, пришла в студию и уселась в кресло. Буквально через десять минут он прекращает работу и говорит: «Ну, вот и все. С вас 50$».

Сначала мне показалось, что все нормально, из-за того что покраснела кожа. Но через несколько дней отек с руки спал, и стало только хуже.

Где-то через год нашла другого мастера и просидела у него в кресле часов пять. В итоге за небольшую сумму я получила татуировку, которую не стыдно было показать.

Говорить родителям о татуировке я не хотела. Приходилось носить гольф и прятать руки вплоть до своего дня рождения. Когда я переодевалась, мама зашла в комнату и, указывая на рисунок, спросила: «Что это?» Пока она рассказывала по телефону отцу о моем поступке, посыпались возмущения от бабушки. Праздника я так и не почувствовала. Целую неделю со мной никто не общался.

ВАЛЕРИЯ
студентка

«Была трезва, мала и глупа»

– Татуировку сделала 4 года назад. Тогда мне очень нравился один мальчик в лагере, и я решила ему признаться в чувствах. Попросила помочь подружек.

Они набили мне тату обычной иголкой, используя вместо краски чернила от шариковой ручки. Помню, что было больше неприятно, чем больно. Фотографий, к сожалению, не осталось, но получилась надпись вроде «люблю тебя, имя парня».

Очень глупо. Ну, а что еще могли придумать девочки в 14 лет? (Улыбается.)

К слову, парень подумал, что я ее «ради прикола» била, да и на самой татуировке ничего серьезного написано не было. Долгое время я с ней ходила, думала уже смириться. Потом все-таки повзрослела и захотела убрать.

Перебила двумя ласточками, первая как раз таки полностью закрыла неудачную надпись на теле.  Эскиз выбирался в тату-студии очень долго. Вместе с мамой искала такой рисунок, который бы подошел мне по значению, характеру и стилю. К тому же мастер попался хороший, и о новой татуировке я ни капли не жалею.

КИРИЛЛ
футболист

«Татуировка – зек что ли?»

– Свою первую татуировку сделал в 15 лет чисто из любопытства. Тогда я сильно увлекался игрой одного футбольного клуба и решил изобразить на своем теле его эмблему. Советоваться было не с кем, да я и не хотел. В этом возрасте все считают себя слишком взрослыми (улыбается).

Набивал татуировку друг, с которым жили в одном районе. В общем, собрались мы с друзьями на улице, и от нечего делать поступило предложение сделать себе «по татуировочке». Сходили за краской, взяли иголки и полезли на крышу. Первым татуировку решил делать я. Она была сама по себе маленькая, поэтому справились довольно-таки быстро, примерно часа за два. 

О тату пожалел уже спустя неделю, когда она потеряла цвет и форму. Что тут еще сказать, если партак набивался на крыше? За татуировкой я не ухаживал: не мазал кремом и ходил под солнцем. По итогу получился «п****ц полный».

Свести татуировку самому не удалось – решил, что надо перекрывать. Поехал к знакомому мастеру, показал ей этот партак, и мы выбрали новый эскиз. В общем, работой я остался доволен, получилось довольно-таки здорово.

Всегда закрываю глаза на мнение людей и их глупые вопросы: «Что обозначает твоя татуировка?» – «Ничего». – «Зачем ты ее сделал?» – «Просто». – «Больно было?» – «Больно».

Сейчас, конечно, отношение к татуировкам стало помягче, но родители и бабушки со своим воспитанием не могут этого понять.

Недавно ездил к бабуле, она, к счастью, не видела татуировок: стараюсь надевать майки с длинным рукавом.

 Сидели на диване и смотрели какую-то очередную программу по телевизору, а там парень с маленькими надписями на теле. Так она возмутилась: «Никогда не делай тату, а то будешь как зек».

МАРИЯ
тату-мастер

«Ревела, когда набивала тату сама себе»

– С моей татуировкой связана интересная история. Набила я ее себе сама лет в 16, когда только начинала заниматься татуировками. Заказала на китайском сайте дешевую машинку, краски и иголку и долго не могла нарадоваться.

Чтобы не портить кожу, выбрала самое непримечательное место – ступню. Подождала, пока родителей не будет дома, и села набивать. Перенесла эскиз, начала работу – и от боли потекли слезы.

Но все-таки потом успокоилась: поняла, что нужно довести дело до конца.

Как только сделала татуировку, сразу же похвасталась фото в Instagram. Раны заживали долго, поэтому решила за ней не ухаживать, чтобы не давить на больное место. Думала: «Она же такая красивая, что с ней станет?»

Где-то через месяц решила добавить к розочке надпись. Она переводится как «пока дышу, надеюсь». Из всех моих 12 татуировок на теле это единственная надпись. Текст в качестве тату мне не очень нравится.

Перебивать пока не решаюсь из-за дикой боли. Просто вместо открытой обуви выбираю кеды и не парюсь по этому поводу.

KADASH
певица

– Честно говоря, я не хотела татуировку. Но утром 2 января мы собрались в доме у друзей, чтобы выпить. Друг давно учился делать татуировки, поэтому на тусовку принес с собой новую тату-машинку. Пока я сидела в кресле и пила вино, парни искали в интернете красивые рисунки и показывали их моему другу. В то время как они делали свой выбор, я опьянела и предложила набить мне на руке точку.

Когда друг закончил, я испугалась из-за того, что точка оказалась довольно кривой и нечеткой. Надо было срочно исправлять татуировку, потому что с таким «художеством» на руке я ходить не хотела. Попросила добавить несколько линий – так и получилась нотка.

На следующий день я проснулась дома, посмотрела на тату и расплакалась. Думала: зачем я ее сделала? Сначала хотела перекрыть партак в тату-салоне другим рисунком, даже договорилась с мастером. А потом еще раз вспомнила то утро и решила оставить рисунок как память о веселом случае (улыбается).

ЯРОСЛАВ

«Чтобы не как у всех»

– Татуировку я набил в 16 лет, потому что хотел выделиться среди друзей. Тогда ни у кого не было тату с таким рисунком, а вот с драконами, бабочками, крестами, всевозможными надписями и иероглифами на теле ходили многие.

Причин для такой татуировки было много: отношения с родителями, подростковый максимализм и увлечение футболом. Я вырос в интеллигентной семье: мама – врач, отец – военный инженер. Вот и хотелось как-то разрушить стереотипы окружающих.

Знакомые, рассматривая мою татуировку, постоянно спрашивают: «А почему именно “Ну, погоди”?», «Мультики любишь?», «Татуировку в садике набил?»

Про свое фанатское прошлое я стараюсь не вспоминать и тем более не рассказываю об этом людям. В ближайшее время собираюсь перекрыть рисунки волка с зайцем рукавами, но пока что это только желания.

МАКСИМ
Модель

«Что бить будем? Да п***й»

– Все очень просто, татуировку я сделал по пьяни. Уснул на вечеринке с друзьями-татуировщиками, перед этим сказав, что хотел бы набить что-нибудь смелое и кричащее. Они посчитали, что будет забавно и мне понравится их юмор.

Выбора как такового у меня не было. Возможно, меня все-таки спрашивали о татуировке, которую я хочу видеть на своем теле. Я точно не помню. Скорее всего, мне было плохо и я ответил [что мне все равно].

На этой части ноги у меня набито много небольших чернушных татуировок, так называемых партаков. Это специальное место на теле, все остальные тату более-менее качественные. Сделаны они все в разное время.

А вообще, у меня много татуировок. Есть памятная дата 2015, модный кристалл, треугольник с перекладиной – знак группы 30 Seconds to Mars, а кеды Vans – это любимая обувь.

Через несколько лет думаю покрыть все эти татухи качественной работой или блэкворком. Ну, или на крайний случай все свести. В наше время это абсолютно не проблема.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

    из личного архива героев.

Источник: https://citydog.by/post/tattoo-fail/

На что живут татуировщики

Может ли друг купить тату машинку в 16 лет?

The Village продолжает выяснять, как устроен личный бюджет представителей разных профессий. В новом выпуске — татуировщик. Перманентный рисунок на теле может стоить 5−10 тысяч рублей или в разы больше.

Мастеру татуировки достается не вся сумма: от 30 до 50 % забирает салон, в котором тот работает; часть тратится на обновление оборудования и расходные материалы.

Татуировщик, который семь лет проработал дома, а сейчас принимает клиентов в московском салоне, рассказал The Village о своих доходах и тратах. 

Профессия

Мастер татуировки

Доход

30 000 рублей

аренда квартиры

15 000 рублей

кафе и бары

20 000 рублей

продукты и алкоголь

6 000 рублей

еда для кота

30 000−110 000 рублей

накопления на свадьбу

Как стать мастером тату

Мне 27 лет. Я ушел из школы после девятого класса, потому что у меня не очень клево все получалось. Параллельно я всегда рисовал: ходил в художественную школу, где меня научили основам рисунка.

Я мог бы попробовать поступить в художественный вуз, но пошел в колледж на резьбу по дереву. Там мне все очень нравилось и до сих пор нравится, хотя сейчас я ничего не режу.

В то время я начал рисовать какие-то эскизы для татуировок, это было больше десяти лет назад.

Тогда тату-салонов было намного меньше, и самым популярным был «Тату 3000». Если кто-то хотел клевую татуировку, то шел туда. Когда мой друг захотел татуировку и обратился ко мне, машинки у меня не было — я собрал самопальную, и этой машинкой я делал татуировки достаточно долго, потому что не хватало денег на нормальную.

Вообще, оборудование для старта со всеми расходниками стоит около 20 тысяч рублей. Это супердешманский вариант: одна машинка, блок питания, клипборд, педаль, минимальный набор красок и куча расходных материалов — бумага, бритвы, пленка, ватные диски, бумажные полотенца.

Я был самоучкой, а в то время, если у тебя не было друга-мастера, было сложно что-то узнать. Первые два года я брал за работу 2−3 тысячи рублей, и в день ко мне приходило клиентов по пять — это были друзья и знакомые. Я пытался все делать нормально.

Как-то раз я бил татуху на корабле бывшему военному. Пришел на пароход, а он бухой в дерьмо сказал мне: «Набей на шее „Отец сыну“, а на груди смерть с косой». Мы стали делать, я тоже стал пить, еще у меня сломалось оборудование. В итоге получилось, что у него на шее написано «Отец» — и больше ничего.

Особенности работы

До того, как стать мастером тату, я нигде не работал, только неделю диски с фильмами продавал и был грузчиком в Coca-Cola за 300 рублей. А потом начал бить татуировки и так проработал дома семь лет.

Мама это поощряла, но иногда напрягалась, потому что семь дней в неделю дома постоянно были какие-то незнакомые люди. У меня было очень много клиентов, хотя я жил в Переделкине, а это жопа полная. Люди приходили по сарафанному радио.

Это самая лучшая реклама: один сказал второму, второй увидел у третьего, и пошло-поехало. Тогда я делал все, что попросят: свастики бил, черепа и пентаграммы для сатанистов.

Я очень долго не понимал, какой ценник мне нужно ставить. Все мастера работают по-разному. В первое время я брал 3,5 тысячи рублей за сеанс, потом я брал 5 тысяч рублей, потом хотел брать 2 тысячи рублей в час.

Иногда думал о том, чтобы открыть салон или куда-нибудь устроиться, но постоянно этого боялся. В итоге два или три года назад друг открыл салон и пригласил меня работать. Я согласился, хотя мне было по-прежнему стремно, ведь нужно было менять ценник.

Сейчас я понимаю, что это было суперправильное решение: на дому я зарабатывал около 60−70 тысяч рублей в месяц.

График в салоне был плавающий: я мог работать и по шесть дней в неделю, а иногда работы было мало. Сначала большинство клиентов приходили от меня, но салон тоже продвигался, и под конец это было примерно 50 на 50. Там было классно, но салон закрылся, и мне нужно было срочно искать что-то другое. 

Я позвонил другу-мастеру: «Блин, слушай, салон закрыли, нельзя ли к тебе пойти работать?» Он узнал у директора, я приехал, и они с удовольствием меня приняли — вначале как гостевого мастера, потому что было мало мест, а потом на постоянку. Гостевой мастер — это тот, кто работает в салоне недолго: например, чувак приехал в Москву из Питера и недельку принимает клиентов в салоне.

Прием мастера на работу — это гиперпросто. Если видно, что у человека хорошие работы, то нужно только обговорить условия и приступить. Достаточно залезть в инстаграм мастера и посмотреть на его работы.

Кстати, инстаграм у меня появился всего два года назад: я очень долго не пользовался соцсетями. В некоторых случаях важно обращать внимание на то, как человек работает.

Если он допускает ошибки, например в отношении стерильности, то это может быть большой проблемой для салона.

Раньше мастера подолгу работали в одном месте. А сейчас куча салонов, куча разных условий, каждый хочет заманить к себе. Поэтому мастера сейчас стали кочевниками. Они не сидят на одном месте и могут поменять салон из-за какой-нибудь мелочи. На новом месте я работаю около года. И пипец как доволен. 

Клиенту не нужно обращать внимание на салон, нужно искать своего мастера. Мне кажется, почти любой человек понимает, хорошие работы у мастера или нет.

Хотя иногда люди могут ходить три или четыре сеанса к одному мастеру, не понимая, что он делает какое-то говно. А потом приходят ко мне и говорят: «Ой, а у меня херня набита».

А я думаю: «А как вы, блин, три раза ходили в одно и то же место, где вам делали херню?»

Если человеку нужен эскиз, то он говорит, на каком месте и какого размера будет работа. За день до сеанса я скидываю ему эскиз в карандаше, потом отрисовываю лайнером.

Человек приходит на сеанс, надевает бахилы, я его брею, бью — и все. Если кто-то говорит, что хочет такую же работу, как у другого мастера, я отказываю. Я могу сделать что-то похожее, но копировать работу не стану.

Зато с удовольствием ворую рисунки художников, не занимающихся татуировкой.  

Есть клиенты, которые точно не знают, чего хотят, и мечутся. Тогда я пытаюсь вытянуть из них какую-то информацию. Спрашиваю, что им нравится: какие машины, мебель, телефоны, женщины, еще что-нибудь. Если что-то находится, то мы это и бьем. Если человек до последнего сомневается, то я говорю ему: «Отдыхай, пока не придумаешь что-то».

Недовольных клиентов практически нет, хотя не так давно я делал девочке татуировку, и у нее пошла своеобразная, не очень прикольная реакция тела. Тогда мне пришлось отдать часть денег за свою работу. Это был единичный случай, больше я такого не припомню.

Сейчас я не делаю маленькие татуировки посторонним людям. Там больше готовишься, чем делаешь. Еще мне может не понравиться эскиз или сама идея. Последнее время у меня почему-то тяжело идут деревья. Думаю тоже их не бить.

Также я не делаю кавера (когда нужно перекрывать старую работу): это пипец как геморройно, да и клиент не всегда бывает доволен.

Вообще, если работа совсем дерьмовая, то можно ее или забить другой работой, или свести лазером, хотя полностью она не исчезнет, просто будет блеклая.

Недавно я увлекся черно-белым реализмом и с удовольствием набил бы кучу разных портретов, например Ди Каприо из «Выжившего». На самом деле татуировка сейчас — это как мода. И каждый хочет чем-то переплюнуть другого мастера, придумать то, что до него еще не придумывали. Переплюнуть можно, если на члене набить член — вот это будет странно, наберет много лайков.

В прошлом году у меня был прикольный случай. Мне написала девушка, которая подарила своему мужу татуировку, а он хотел набить портрет Лемми из Motörhead. Сначала мы с ним забили одно время сеанса, но потом решили перенести на другое — я просто открыл ежедневник и предложил ближайшее время в какой-то день.

Когда он пришел, и мы начали бить татуировку, чувак говорит: «Представляешь, мы бьем татуировку в день смерти Лемми. Ровно год назад в этот день он умер». Как будто сам Лемми так захотел. Был еще смешной момент. Я приехал в Питер, и мой друг, который очень любит татуировки, говорит: «Давай мне че-нибудь сделаем».

Сидели-думали, а потом он предложил: «Давай набьем тату-машинку, а вместо держателя будет член, который плюется краской». Ну и набили ему на ноге.

Сейчас запись у меня закрыта до марта. У многих мастеров, которые делают по одной работе в день, может быть забито все до августа. Но даже если месяц идет бесперебойный поток — это уже клево.

Зарплата

Салон частично влияет на установку ценника, но окончательный ответ за мной. Мне предоставляют рабочее место и расходные материалы, а я, по сути, работаю сам на себя. Сейчас я беру от 7 до 20 тысяч рублей за татуировку, в зависимости от размера и сложности.

Есть мастера, которые работают всего два года, а ценник у них выше моего в два раза. Примерная стоимость сеанса — от 3 тысяч рублей до тысячи долларов. Мастер может ставить себе любой ценник, если есть спрос на его работы. Сейчас по Москве средняя цена — 5 тысяч рублей в час.

Работа в салоне подразумевает определенную комиссию. 30 % я отдаю салону, остальное забираю себе. В других салонах по-разному бывает: где-то — 50 на 50, где-то — 60 на 40.

После вычета процентов каждый месяц у меня остается 120−200 тысяч рублей.

В ближайший год-два, если все будет суперидеально, если я подниму свой уровень и буду больше работать, смогу получать примерно на 30 тысяч рублей больше.

Январь всегда очень тяжелый месяц. А самый разгар сезона — первая половина и середина лета. К лету все готовятся, хотят быть клевыми, что-то переделать или сделать что-то новое. Хотя на самом деле хорошее время, чтобы бить татуировки, — осень и зима, потому что люди меньше потеют.

Траты

Я снимаю квартиру за 40 тысяч рублей, но плачу 30 тысяч, остальное платит моя девушка. На кафе и бары трачу 10−15 тысяч рублей, на продукты и алкоголь — 15−20 тысяч рублей. Я люблю домашнюю еду и люблю готовить, но могу спокойно съесть что-то на улице или заказать бизнес-ланч. Часто бывает, что просыпаешься после гулянки и идешь в кафешку или рестик. Я с трудом проживу без клевой еды.

Трачу деньги на такси. В неделю заказываю его три-четыре раза — получается 6 тысяч рублей в месяц. На метро езжу часто, но не покупаю проездной, трачу на это мелочь. Мы с девушкой ходим в кинотеатр пару раз в неделю. На это уходит немного — 3−4 тысячи рублей в месяц. Иногда ездим в Питер: у нас там куча друзей. На еду и туалет для кота уходит еще 6 тысяч рублей.

Одежду себе я почти не покупаю, вот только недавно купил пальто своей мечты. Оно стоило около 10 тысяч рублей. На самом деле я не люблю покупать дорогие вещи, мне жалко на них тратить деньги, хотя мне хочется клево выглядеть. Потолок цены для одной шмотки — это те же 10 тысяч рублей.

Последнее время я начал тренироваться. В зал хожу пока бесплатно, но начал тратиться на спортпит — в месяц получается около 4 тысяч рублей.

Я просыпаюсь где-то в 8:30, иду в зал, провожу там час, а к 12:00 прихожу на работу. Делаю первую работу, а если есть вторая, то в 16:00 делаю ее. Если есть репетиция (я играю в группе на басу), то к 21:00 иду на репетицию.

И так пять дней в неделю. Пытался сделать себе еще выходной в четверг, но понял, что не могу: в августе свадьба, и нужно копить. В прошлом году я сломал свой бас, и мне пришлось его отремонтировать.

Это стоило около 30 тысяч рублей.

Раньше у меня было достаточно много рассрочек и кредитов. Но сейчас я от всех избавился и никому ничего не должен. С прошлого года я начал копить деньги на свадьбу. До августа мне нужно накопить примерно полмиллиона.

Девушка посоветовала прикольный способ откладывания денег: из всей зарплаты 50 % откладывать на квартиру, 25 % на свадьбу, остальное тратить на личные нужды.

Сейчас я буду откладывать больше — около 100 тысяч рублей в месяц.

Иллюстрация: Настя Григорьева

Источник: https://www.the-village.ru/village/business/schet/255333-tattoo

Франко Вискови – интервью с основателем «Bishop Rotary»

Может ли друг купить тату машинку в 16 лет?

Франко Вискови родился в Южной Калифорнии в 1975 году. Всю жизнь занимается тату-искусством. Делает татуировки тем, кого мы называем звёздами. Является одним из первых, кто начал пересаживать тату-художников с привычной им индукции на профессиональные роторные машинки.

Является основателем собственной компании по их производству Bishop Rotary. Официальным представителем Bishop Rotary в России является магазин профессионального тату-оборудования ТатуМаркет, в котором вы всегда сможете купить роторную тату машинку ведущих мировых производителей.

Я сделал свою первую машинку, которая была названа Drive Rotary, 21 год назад, с этого и началась моя карьера, а на моих визитках стало значиться Rotary Machine Builder. Я создал свою компанию в 2008 году, тогда изготовителей роторных машинок можно было по пальцам пересчитать.

Активно я начал проповедовать ротор и использование роторных машинок примерно 16 лет назад. Тогда я, наверное, был одним из одного процента мастеров в тату-сообществе, кто использовал роторные тачки.

Постепенно мастера начали понимать, какие удивительные возможности скрыты в машинках этого типа.

Каким образом Вы попали в мир татуировки?

В детстве моим любимым занятием было рисование маркерами на людях. Но я никогда не думал о татуировках до того, как впервые увидел их в живую. Мне тогда было 16 лет. На руке у одного парня была сделана большая русалка.

Я даже не предполагал, что татуировки могут выглядеть подобным образом! Тогда я прямо влюбился в саму идею татуировки, я был очарован ими, этот мир манил меня. Это было только начало, потом мы с братом сами собрали тату-машинку. Инструкцию нам дал наш двоюродный брат, который сидел в тюрьме.

В то время не продавалось всевозможных старт-китов и мы всё сделали сами из того, что было под рукой.

Интересно, что я был татуировщиком уже более 9-ти лет, прежде чем сделал себе свою первую татуировку. Мама не хотела, чтобы я делал себе тату, и я обещал их не делать. После того как её не стало, я решил что могу начать. Это был удивительный опыт, я знал, что один раз начав, не смогу остановиться.

Кто были Ваши наставники, и что оказало на Вас самое большое влияние?

Все татуировки я делал в стиле чикано, тогда это был единственный стиль для Южной Калифорнии: розы, индейцы, девочки… На меня сильно влияло то, что меня окружало. Люди, которые учили меня, не были художниками, но они помогли мне развить художественный вкус.

Тогда я делал татуировки в одну иглу и так прошло три года. Большие татуировки, маленькие – всё делалось одной иголкой. Мне очень повезло , что я начал именно с этого, потому что в наше время уже невозможно начать подобным образом. Это способствовало развитию мелкой моторики и глазомера.

Но в жизни моим учителем номер один всегда будет мама, она всегда поддерживала меня в занятиях рисованием, даже когда в школе дела у меня шли неважно. Мама всегда говорила, что я стану знаменитым художником. И я всё еще жду этого, хотя возможно, сперва придётся умереть.

Вы известны как мастер черно-белых татуировок. В каких еще стилях Вы пробовали свои силы?

Я вполне счастлив тем, что застрял в мире чёрно-белой татуировки. В своё время я сделал достаточно цветных татуировок. Но есть масса прекрасных художников, работающих в цвете, такие как Alexis Vaatete и London Reese, с которыми я работаю, а также Rich Pineda, Nikko Hurtado и многие другие.

Когда находишься среди таких талантов, не стоит пытаться начинать заниматься тем, что они уже умеют. В тоже время, я с удовольствием рисую карандашом и аэрографом. Вот подумываю вернуться к масляной живописи.
Если бы я себе поставил такую цель, то смог писать маслом, так же мастерски как некоторые мои коллеги.

Мне бы хотелось заняться скульптурой, ваять из мрамора, как старые мастера. Боюсь только, что смогу себе это позволить не раньше, чем выйду на пенсию.

Вы владеете и управляете компанией по производству машинок Bishop Rotary. Роторные машинки относительно новое явление в тату-индустрии, но они уже приобрели хорошую репутацию среди татуировщиков. Как Вы думаете, индукционные тату-машины в конечном счёте уйдут в прошлое?

На этот вопрос возникает множество ответов. В последнее время я наблюдаю следующую тенденцию: многие мастера, которые раньше даже в мыслях не имели работать роторной машинкой, сейчас полностью счастливы от того, что перешли на работу роторными машинками.

Я думаю, основная причина в том, что роторные тату-машинки очень надёжны. Они позволяют мастеру заниматься своим делом без лишних сложностей.

Это очень важно, потому что никому не хочется где-нибудь в середине процесса татуировки отвлекаться на возню со сбившимися настройками.

Существует множество замечательных билдеров индукционных тату-машин, они выпускают прекрасное оборудование. Но все индукционные тачки имеют тенденцию терять свои настройки, из-за перегрева или от долгой работы. Роторные тачки работают всё время одинаково.

Возможно, со временем Вам понадобиться заменить какие то детали, но в целом у вас будет инструмент, который всегда останется надёжным, а это очень и очень облегчает жизнь тату-мастеру. Я лично получил тысячи отзывов, в которых люди говорили именно об этом.

В последнее время я вижу как всё больше и больше татуировщиков переходят с индукционных машин на роторные.

Думаю, можно сказать определённо – будущее за роторными машинками! Не смотря на это, индукционкам всегда будет выделено достойное место в тату-индустрии, и всегда будут мастера, использующие их.

Было бы очень печально, если бы индукция ушла в прошлое. Я люблю разнообразие! А еще, мне очень нравится когда Bishop Rotary есть с чем сравнивать!

Расскажите историю появления Вашей тату-студии Vatican Tattoo

Мы открыли Vatican Studio не в крупном торговом центре, а на заброшенном складе. На это меня вдохновили своим примером всем известный Mister Cartoon и мой хороший друг и художник Noah.

Я никак не мог понять, почему они выбрали для работы такое место, пока меня не начало тошнить от торгового центра, в котором я тогда работал. В один прекрасный день я понял, что для меня уже достаточно баров и случайных людей.

И решил открыть собственную студию в промышленном районе. Здесь у нас хватает сил и энергии на разные вещи, и мы не нуждаемся в случайных посетителях. Нам нравится приятное комфортабельное окружение, и еще мы украсили студию по своему вкусу, как только нам надо.

Еще мы собираемся открыть две гостевые точки для посетителей со всего мира. Чтобы они могли приехать в наш город и попробовать то, что мы предлагаем.

Вы много путешествуете, какое из мест на планете является для Вас наиболее вдохновляющим?

В начале карьеры я постоянно путешествовал, особенно по Америке, потом перестал. Но в последние несколько лет я снова начал путешествовать, продвигая свои машинки Bishop Rotary. Нам нравится бывать за границей. Я люблю Европу и Лондон, мне нравятся тату-конвенции, которые там проходят.

К сожалению, далеко не на всех конвенциях тату-мастер чувствует себя в достаточной степени комфортно. И это одна из самых больших проблем.

Многие из тату-художников не говорят об этом, но я скажу: большинство конвенций лишь наживаются на тату-культуре, и лишь немногие из них делают своё дело не только ради денег.

Я вырос на книгах о Сикстинской Капелле и итальянской скульптуре, и безусловно, для меня Италия, а точнее Рим и Флоренция, является главным местом вдохновения. Я хотел бы еще отправиться в Индию, так же меня интересуют такие экзотические места, как Перу и Коста Рика.

Вы помните свою первую портретную татуировку?

Должно быть, это было в 1996 году. Я сделал портрет девушки одного моего приятеля. Я обвел чёрным каждый её зуб! Это было ужасно, но с другой стороны дало мне хороший стимул для самосовершенствования. Сначала я решил больше никогда не рисовать портреты, но потом принял вызов, и сделал всё, чтобы научиться их делать действительно хорошо.

Какая была самая странная татуировка, которую Вы делали? И какие просьбы клиентов Вам категорически не нравятся?

Самую странную татуировку попросила одна барышня. Она хотела бабочку, которая начиналась чуть ниже пупка, находилась на всей лобковой области, продолжалась далее и перекрывала её анус. И это было не смешно, это была очень тяжёлая работа, я бы за такую больше не взялся. Уверен, что она из тех людей, которые со временем сожалеют о сделанной татуировке.

Клиент не должен просить у меня скидку! Клиент не должен просить сделать татуировку своему несовершеннолетнему ребёнку. И не стоит просить меня сделать что нибудь в цвете.

Так же я не буду делать те татуировки, которые, например, содержат сцены насилия или оскорбляют мою веру (я христианин).

Я могу рассматривать подобные татуировки с точки зрения интереса к качеству выполнения работы, но от того, что бы делать подобное точно откажусь.

Как Вы относитесь к татуировках на шее и на кистях рук?

Я полагаю, что каждый может делать всё, что он хочет. Но не смотря на это, люди делающие татуировки согласятся, что подобные тату надо заслужить.

Конечно, сейчас многие смело решаются на татуировки в таких заметных местах, как шея и кисти рук. В основном это музыканты хард-кор банд, или просто кто-то достаточно сумасшедший для подобных выходок.

Сегодня люди делают татуировки просто так, не особо задумываясь.

Как Вы относитесь к множеству тв-шоу о татуировках и татуировщиках?

Современные тв-шоу о татуировке – вещь хорошая, с экономической точки зрения. Потому что это отличная реклама и клиенты продолжают к нам приходить. С другой стороны, плохо то, что теперь каждый хочет стать татуировщиком. А нечистоплотные компании впаривают хреновые машинки людям, которые не знают как ими пользоваться.

Еще все эти передачи очень дезинформируют зрителя. Делать татуировки совсем не так легко, как показывает телевидение. В действительности – это очень долго, трудно и дорого. И совсем не так драматично, как рассказывается в сериалах. Надеюсь, когда-нибудь появится правдивое шоу, без всей этой ненужной чепухи, которое наконец-то покажет зрителю каково на самом деле быть татуировщиком.

У вас есть что сказать начинающим тату-художникам, как достичь успеха в мире татуировки?

Если они еще не начали заниматься татуировкой, то возможно им стоит выбрать другой вид искусства. Не думаю, что с таким количеством татуировщиков как сегодня, им будет легко найти клиентов.

Если же они уже ступили на этот путь, тогда я бы советовал слушать старших.

Если они действительно хотят добиться успеха, то ни в коем случае не надо жить в стиле “секс, наркотики и рок-н-ролл”, к чему так располагает наш мир.

Я помню время, когда любой мог заняться татуировкой и сделать успешную карьеру, даже если качество его работ было ниже среднего. Сейчас общество в курсе, как должна выглядеть качественная татуировка. А в пространстве тату-индустрии появилась масса талантливого народа. Так что надо быть очень-очень крутым, чтобы выделиться и стать успешным.

Это не работа рок-звезды, как кажется на первый взгляд. Это лишь тяжёлый труд и не более. Худшее, что любой молодой художник может сделать, это пытаться быть знаменитым. Забудьте о своём эго и будьте тем, кто вы есть.

В настоящее время это тяжёлая задача. Каждый копирует стили разных художников. Постарайтесь найти свой собственный и уникальный стиль. С такой конкуренцией это единственный способ выделиться и заработать на жизнь.

И только таким образом ваша работа будет признана.

Вы являетесь тату-художником уже более 20-ти лет, а где Вы себя видите в следующие 20 лет?

С ума сойти! Я помню, что занялся татуировкой ровно 21 год назад. Конечно, время летит, и эти слова заставляют меня чувствовать себя старым.

Когда я попал в в мир татуировки, там очень редко появлялось что-то новое. Мы практически всё делали сами, и я всегда мечтал как-то улучшить такое положение вещей.

Так что я вижу себя новатором и разработчиком качественных продуктов для тату-индустрии, которые облегчают нашу работу.

Если бы Вы могли выбрать одну «супер силу», чтобы это было и почему?

Я бы хотел исцелять болезни, как физические, так и душевные. Если бы мы могли это делать, то мир для нас и наших детей был бы лучше. Великие учителя говорят, что каждый обладает этим даром, но к сожалению мы пока спим.

Источник: https://funtattoo.ru/?p=20482

Юр-решение
Добавить комментарий