Могут ли моего молодого человека посадить в тюрьму?

Любовь строгого режима

Могут ли моего молодого человека посадить в тюрьму?

«Ровно 10 лет по малолетке отсидел. Не был петухом – только на виске-то волосок мой посидел. Ты писала мне только пару раз, из этих писем между строк стало ясно, что ты *** забыла про меня и про любовь. Не забывайте пацанов, не забывайте про любовь…

» Пока дорогу к душам массового зрителя пробивает новый любимец хипстеров – Принц Черноземья с душещипательной песней «Ласточка» в стиле раннего Лагутенко и «ламповым» клипом с видами Таганки, «МИР 24» пообщался с женщинами, ждущими своих любимых из тюрьмы.

«Он в прошлый раз тоже говорил: больше не хочу сидеть»

Елена: Я жду своего мужа. Он совершил кражу, была угроза убийством, а именно фраза «я сейчас тебя зарежу» – только слова… В итоге статьи 158.1 и 119.1, суд был 1 марта 2016-го.

Дали год и три месяца, жду семь месяцев. В августе был суд по поправкам, 158-ю статью убрали, минус три месяца от срока. «Звонок» будет 1 марта 2017-го.

В ноябре суд по УДО (условно-досрочному освобождению), возможно, выйдет раньше.

Что его посадят, я знала, но что срок будет больше года – не ожидала. Впрочем, как и муж.

Три месяца, пока он был в СИЗО, связи у нас не было, общались письмами. Были еще короткие «свиданки» – раз в месяц. В колонии он получил карту «Зонателеком», по ней до сих пор и общаемся. Иногда он мне присылает письма, там его рисунки и портреты, которые заказывают через меня.

Детство по понятиям

Его отношение ко мне не изменилось, только вначале все прощения просил. А вот само поведение изменилось – раньше он так не сидел, был в полном «отказе». Теперь сидит без нарушений, есть поощрительная, работает. Чужим он для меня не станет, он очень хочет быстрей выйти к нам, сказал, что все пересмотрел и изменил в себе: «Я буду совершенно другим мужем и отцом, ты меня не узнаешь».

Мы познакомились больше двух лет назад, а через год у нас родился сын. Когда папу «закрыли», сыну было семь месяцев, поэтому мы ждем домой не только мужа, но и папу. Конечно, я надеюсь, что больше у него не будет сроков, но пока до конца не уверена.

Он в прошлый раз тоже говорил: больше не хочу сидеть, устал, буду со своей семьей. А все равно сел, хотя во всем он сам виноват, чего и не отрицал. Теперь хочет вернуться, устроиться на работу и быть только с нами, никаких друзей. Поживем – увидим…

Гурин Владимир, ТАСС

И напоследок о свиданиях. Краткосрочные идут четыре часа – через стекло по телефону. Естественно, это прослушивается. Есть длительные свидания – на трое суток.

Там почти созданы домашние условия: есть туалет, душ, кухня с холодильниками и электрическими плитами. Вся посуда имеется, с собой привозишь домашнюю одежду себе и мужу, продукты на три дня.

Если что-то нужно, обычно на следующий день выпускают в магазин.

Я ездила с сыном, брала ему игрушки, постельное белье (хотя могут и там дать).

В комнате две кровати (одна двухспальная, вторая – односпальная) стол, три табуретки, телевизор, DVD-плеер, вешалка для одежды, комод с посудой на троих, сушилка для тарелок. Бывает, что в комнате есть и холодильник, и чайник.

Вот на этом свидании и бываешь один на один со своим любимым, но такие свидания не часты. На строгом режиме – через четыре месяца, то есть три свидания в год. Столько же краткосрочных.

Еще каждые три месяца разрешены передачи до 20 кг, но я не возила ни разу, только когда ездили на длительное свидания привозила чай и сахар, приправы, кофе. А так, он сам себе там зарабатывает сейчас.

«Для школьных лет казался просто сказочно подходящим: дерзкий, смелый, крутой»

Соня: Знакомы мы были и до его заключения, а общаться близко начали уже, когда сел. Будучи в 7-м классе, мне удалось познакомиться с ним: суперкрасавчик, мажор, завидный кавалер. Полный комплект! Для школьных лет казался просто сказочно подходящим: дерзкий, смелый, крутой.

В него сразу влюбилась моя лучшая подруга, на которую он и смотреть не собирался. Впрочем, как и на меня: я еще была маленькая и «не очень».

За последующие пять лет, пока его не посадили, я так и не рискнула даже заявку в друзья кинуть, хотя виделись мы частенько: в клубах, в центре и т.д.

Помню, как сейчас, день, когда узнала, что он попал в аварию и сбил человека насмерть. Был под наркотой. Вот так вот – машина, квартира, перспективы и возможности, данные родителями, просто погубили его молодость.

Когда я узнала, куда он так спешил и почему так сложилось, непроизвольно проплакала весь вечер. Сентиментальная душа. Потом он сел, как бы его семья ни пыталась откупиться. Приговор – четыре года в колонии общего режима.

Благо, хотя бы в нашем городе.

На волю: самые дерзкие побеги из-под стражи

Начали мы общаться чуть больше года назад, просто переписывались в сети. Болтали до утра, я даже цветы получала. Взаимоотношения почти идеальные: визуально он так же хорош, как и раньше. Рассуждает грамотно, строит вполне вменяемые планы, знает, чего хочет, хотя частенько мечется, путается сам в себе. Ну конечно, посиди вот так! Хорошо, что с ума еще не сошел.

Стал, конечно, куда проще, сокамерники дают о себе знать. В общении со мной арестантский жаргон не применяет, мата через каждое слово нет. Вот, может, вы задаетесь вопросом: «как можно ждать человека из тюрьмы, будучи вменяемой и нормальной?» Я сама ответа не знаю на этот вопрос.

Может, во мне еще детство играет, да и он по-прежнему котируется как весьма «ничего себе» парень. Хоть и с такой огромной дырой в жизни. Ждать я решила как-то стихийно. Просто поняла, что очень привязана, и счастье мое немного от него зависит. Очень часто начала отшивать парней вокруг.

Я каждый день езжу домой мимо его колонии и нет-нет, да заеду. Просто постоять возле забора. Ментальная поддержка или типа того. Просто хочется быть ближе.

Нет ничего удивительного, что сегодня в популярных социальных сетях появились группы, посвященные людям, находящимся в местах не столь отдаленных. Тем, кто их ждет, и даже тем, кто мечтает познакомиться именно с заключенным.

Осужденные выкладывают свои фотографии с объявлением о знакомстве, и под многими набегает немалое количество лайков. Ну, а дальше общение переходит в область личных сообщений. Так или иначе, люди умудряются устраивать личную жизнь, даже находясь за решеткой.

Фанаток у таких мужчин, судя по группам, в достатке, чем порой пользуются заключенные, вытягивающие из наивных дев, ищущих любви, деньги.

Однако зачастую женщины выходят за муж за заключенных, с которыми познакомились на сайтах знакомств, и верно ждут освобождения своих избранников. Мы приведем некоторые из таких историй.

«Первые два месяца было все хорошо»

Анюта: Меня отец бил с пеленок до 11 лет, а потом мои родители разошлись, и они меня друг к другу отсылали до 14 лет. Через некоторое время я познакомилась с парнем, вроде все наладилось, но ненадолго. С ним в общем я встречалась год и два месяца. Первые два месяца было все хорошо, но потом он начал меня очень сильно избивать.

Однажды он меня познакомил со своим другом, который вышел из тюрьмы. Этот его друг мне очень понравился по характеру и по отношению ко мне. Я не могла сказать ему об этом, так как мой молодой человек был агрессивным и ревнивым до ужаса.

Но я начала думать о его друге все чаще и чаще, через некоторое время я в него влюбилась и сбежала с ним.

Мы жили неделю у него дома, но без интимной связи. Игнорировали все звонки на мобильные и в дверь. После этого я ему призналась, он меня понял, и мы впервые поцеловались, а затем занялись сексом. На следующий день пришел на тот момент уже мой бывший молодой человек.

Он поклялся матерью, что меня не будет бить, и сказал, чтобы я вышла и поговорила с ним. Я вышла, и он устроил допрос. Я ему объяснила, что я его не люблю и у меня теперь другой – и это его лучший друг.

Он, конечно, плакал и кричал «за что?» Он не видел своей вины ни в чем!

Потом моя жизнь изменилась в лучшую сторону, но всего лишь на несколько месяцев, так как моего самого любимого молодого человека посадили снова. Я четко решила его ждать.

Было очень плохо и тяжело первые месяца без него, а сейчас как-то все наладилось, и я немного успокоилась, поняв, что у нас все с ним будет хорошо, когда мы будем рядом.

Девушки, цените то что у вас есть, и никогда не встречайтесь с тем, кто хоть раз вас ударил.

«Он такой хороший, добрый, ни одной татуировки!»

Анна: У меня молодого человека осудили по статье 228 ч2. дали 3 года и 4 месяца. Я уверена, что дождусь его, он очень хороший человек. Сейчас ему 25, когда выйдет, ему будет 29, а мне 23. К сожалению, он там второй раз, первый раз сидел по статье 228 ч1. И когда я с ним познакомилась, даже не поверила, что он там был, настолько он хороший, добрый, ни одной татуировки…

Он сказал, что не стремится к той жизни, что ему самому не нравится это все, поэтому он в стороне от всех этих зэковских повадок, правил, манер и так далее. Я уверена, что он и останется таким же замечательным человеком. А когда я его дождусь, мы сыграем свадьбу и заведем, как он всегда называл, малявочку! Жду, люблю его безумно, скоро на свидание поеду… Живу этим.

«Я ему не позволила все рушить»

Ольга: Познакомилась с молодым человеком в интернете, переписывались на сайте знакомств. Сразу же сказал, что был женат, в разводе, есть дочка. Я это спокойно приняла. Сама я из Глазова, он тоже.

Сначала говорил, что работает в Ижевске, серьезная компания, никак не может приехать в Глазов. А тут на машине за 2,5 часа доехать можно! Ну общались и общались, работает, так работает. Не придала этому значения.

Начали созваниваться, общались каждый день, болтали по несколько часов! Через друга отправлял мне на работу букеты цветов. Очень романтичный, умный, начитанный, с чувством юмора… В общем, влюбилась, как шальная.

Через месяца два он мне объявил, мол, малыш, сижу в тюрьме… У меня был шок. Просто я знаю – у меня у подруги парень в той же тюрьме сидел, он мог ей только ночью звонить, и то не каждый день, а со своим мы целый день были на связи! Он должен был выйти по УДО, но ему отказали, и поэтому он мне все и рассказал.

Конечно же, как герой хотел расстаться. Мол, что я буду ждать целый год, я еще молодая, все у меня впереди и бла-бла-бла… Я ему не позволила все рушить. Сказала, что дождусь.

Ездила пару раз к нему на длительные «свиданки». Родители у меня строгие, мать до сих пор не знает, где мой любимый находится, всем говорю, что работает далеко. Сейчас осталось дождаться четыре месяца.

Не знаю, что будет, когда он приедет.

Спустя год:

Девочки, спешу закончить свою счастливую историю! Дождалась я своего благоверного! Ждала год и два месяца и бросила через месяц после освобождения! Поняла, что это совсем не такой человек, как он о себе рассказывал. Сказочники они! Сейчас сижу и думаю, какая же я тупая была! Он мной манипулировал, как куклой.

Чуть что не так – отношения под сомнение. После каждой ссоры рыдала в подушку. И я прогибалась под его желания, всячески им потакала, я же боялась потерять его.

Денежку на телефон? – Да, любимый! Диск с песенками отправить? – Хорошо, любимый! Маме подарок нужно на день рождения купить? – Да не вопрос, дорогой!

Сколько он из меня денег вытянул, я уже и не знаю. И, наконец, он приехал – любовь всей моей жизни, идеальный мужчина! И в первый же день я его, пьяного, забрала на такси из какого-то бара и повезла к его маме. Мама у него – добрейшей души человек. Из-за нее мы так долго еще и пробыли вместе – жалко ее было.

Она меня все уговаривала, что, мол, может исправится, не акклиматизировался еще. Ну да… Каждый день проводил акклиматизацию водкой! Все с друзьям шарахался, а меня дома одну с мамой оставлял, обманывал, что на 10 минут до магазина.

Приходил ночью пьяный, на работу не устраивался, все какие-то отговорки у него – что медосмотр нужно проходить, что у него стресс и все такое. Со своими родителями я его так и не познакомила. Ночью звонил бухой: «Ольчик, приезжай я соскучился». И Оля-овца на последнем автобусе с пересадками ехала.

На остановке он меня не встречал, оправдывался тем, что я знаю дорогу до дома. А на улице ночь…

Кузярин Анатолий, ТАСС

Он стал все больше времени проводить со своими собутыльниками, давал обещания, которые, конечно, не выполнял. У меня все накопилось, и вспомнила я, сколько раз он хотел со мной расстаться, пока был на зоне. Решила, что так будет лучше, раз уж он хотел. Равнодушно ушла.

Украл, выпил – в тюрьму, или Как попасть в «Запретную зону»

После этого он мне покоя не давал, пьяный названивал – то плакал, то угрожал, что жить не даст с другим человеком. Потом вроде смирился, общались как друзья, все время он мне звонил, опять начал лапшу на уши вешать. Потом ляпнул, что через два месяца женится, наверно, решил проверить мою реакцию, но я искренне пожелала ему счастья.

Вот месяц прошел, как он не звонит и не пишет. Наконец, я могу дышать свободно! Не любовь это вовсе, девочки, просто красивые слова. Они о себе много чего наболтать могут, смотрите на поступки, на поведение, делайте выводы! Если деньги выпрашивает – сразу уходите, не раздумывая.

Если пытается манипулировать, ставить под угрозу отношения – соглашайтесь на расставание! Соглашайтесь и бегите от такого сломя голову.

Мария: Познакомились с мужем на сайте, прообщались 7-8 месяцев. Освободился 4 декабря 2012 года, я его встретила. Начали жить вместе, вышла за него замуж. И теперь у нас красавица дочка. Но… Мужа снова закрыли по 111 ч.3., сейчас под следствием…

Наташа: Мы познакомились с Ванюшей на сайте год назад. Он спросил у меня номер телефона. Он начал мне каждый день звонить, присылал SMS. 17 декабря 2013 года мы расписались на зоне. Теперь жду своего любимого.

Беседовала Мария Аль-Сальхани

Источник: https://mir24.tv/news/15269127/lyubov-strogogo-rezhima

«Вдруг его там убьют или покалечат?» Минчанка о том, каково ждать парня из тюрьмы

Могут ли моего молодого человека посадить в тюрьму?

Минчанка Оксана рассказала CityDog.by свою историю. Девушка уже полгода ждет своего парня из мест лишения свободы. И впереди у нее еще не один год ожидания.

Оксане 21 год. Девушка учится в университете, а по вечерам подрабатывает в небольшом районном кафе официанткой.

Последние полгода она, по собственному признанию, чувствует себя глубоко несчастной. Ее парень, с которым она уже больше двух лет вместе, отбывает наказание в тюрьме.

О тяготах ожидания, грузе ответственности и своей истории Оксана согласилась рассказать CityDog.by.

– Мы с Сашей (имя изменено) познакомились случайно в парке. Я гуляла со своей подругой, а он подошел к нам и спросил, как пройти к нужному ему дому. Мы старались объяснить, но у нас плохо получалось.

В итоге мы решили просто пройти с ним до места, которое ему было нужно, чтобы случайно не отправить человека в неправильную сторону. Пока шли, разговорились. Саша объяснил, что приехал к другу, которого не видел уже давно.

В Минске он не ориентировался, потому что снимал квартиру в области, а в Минск ездил только на работу.

Саша сразу показался мне очень интересным, вежливым, интеллигентным. Всю дорогу до нужного ему дома он вел себя очень галантно, постоянно обращался ко мне на «вы». Когда он попросил оставить номер телефона, я согласилась. Саша мне понравился, и я была бы рада, если бы мы встретились еще раз.

Он мне долго не звонил. Я даже пару дней из-за этого расстраивалась. У меня его номера не было, да и сама я, вероятно, не решилась бы звонить. Я, наверное, каких-то устаревших взглядов: считаю, что инициативу все же стоит проявлять мужчине.

Но через дней 5-7 Саша все же позвонил мне, и мы договорились встретиться. Он звал меня в кафе, но я не хотела казаться ему меркантильной и предложила просто погулять в парке. Мы гуляли часа четыре, ни на секунду не замолкали.

Очень быстро выяснилось, что у нас много общих тем.

После нескольких встреч я поняла, что Саша мне очень нравится и я готова начать с ним встречаться. Я чувствовала симпатию от него, поэтому была уверена, что вскоре он сам предложит. Так и случилось. Мы гуляли, смеялись, и он вдруг обнял меня и спросил, не хочу ли я быть его девушкой. Я, конечно, согласилась.

Встречаться нам было непросто. Я живу с родителями, собственного жилья в Минске у меня нет. А Саша снимал квартиру под Минском и привести меня туда не мог – разве что на часок-другой. Хозяева постоянно контролировали, чтобы в квартире никто не собирался, и запрещали «водить девушек».

Поэтому мы виделись по вечерам и в выходные. Конечно, бывали и счастливые вечера, когда мы оставались на ночь у кого-то из друзей. Но в основном отношения у нас были такие: встретились, погуляли, нацеловались и разъехались по домам.

Мы много говорили о том, чтобы снять вдвоем квартиру в Минске, но денег для этого у нас было недостаточно.

Спустя где-то полгода отношений Саша признался мне, что у него была судимость. Срок был условный – за воровство. Он рассказал, что выпил и по глупости хотел вынести из магазина несколько бутылок вдобавку. В общем, это не было чем-то страшным и злым. К тому же я понимала, что это дело прошлое.

Многие мои знакомые рассказывали мне о таких случаях «пьяного воровства по мелочи», и ничего страшного с ними не было. Ну а он попался. В общем, я этому не придала такого уж большого значения. Но родителям своим решила об этом не говорить – посчитала, что им не нужно переживать из-за такой мелочи.

Да и я, честно говоря, боялась, что они могут начать плохо относиться к Саше, если узнают о таких подробностях.

В один вечер Саша не приехал на встречу со мной. На звонки не отвечал, не предупреждал – ничего. Я тогда очень разозлилась. Подумала, что он загулял с друзьями, или напился, или, может, у него вообще какая-то другая девушка.

В общем, надумала всего, что только можно. На следующий день он тоже не звонил, и я начала волноваться, что с ним что-то случилось. К вечеру я вся извелась: телефон был недоступен, в интернете он не появлялся.

Я собралась и поехала на его квартиру – увидела опечатанную дверь.

В тот момент у меня началась паника. Я не знала, что произошло, не понимала, в чем дело. Я не знала, куда бежать, кого звать, к кому обращаться и как ему помогать. Тут же позвонила маме, рассказала, что и как. Та сразу сказала звонить в местный отдел милиции и узнавать. Но там мне ничего не сказали.

Я стала расспрашивать соседей, чтобы узнать, что произошло. Мужчина из квартиры напротив сказал, что Сашу забрали в милицию. Он же дал мне номер хозяйки квартиры, чтобы я ее предупредила. Я позвонила, объяснила ситуацию, она приехала через полчаса. С ней мы вместе поехали в милицию.

Мне ничего не говорили, но у нее-то было право узнать, почему опечатали ее квартиру. В милиции нам сказали, что в квартире хранились какие-то курительные смеси. Хозяйку квартиры сразу же пригласили на допрос – думали, что она тоже имеет к этому отношение.

А я осталась сидеть в отделении одна и не знала, как мне быть. 

Такого у меня никогда в жизни не было. Так страшно. Я прямо чувствовала себя маленькой, беспомощной. В голове постоянно крутились мысли, я думала, кто может помочь.

Но в глубине души, скажу честно, мне просто очень хотелось, чтобы кто-то пришел и сказал мне, что все это неправда – глупый розыгрыш. Я стала звонить маме в истерике, плакала, пыталась что-то объяснить, но срывалась на рыдания.

В итоге милиционер ко мне подошел и сказал, чтобы я уходила. Я попыталась отказаться, но он очень строго на меня посмотрел и снова сказал: «Покиньте помещение».

Я ушла. Мама орала мне в трубку, чтобы я немедленно ехала домой. Еще час я бродила вокруг отделения и ждала, пока выйдет хозяйка. Но ее все не было, и я решила возвращаться в Минск. Всю дорогу я то плакала, то снова пыталась что-то придумать. Звонила друзьям и подругам, пытаясь найти поддержку. Отчаянно набирала номер Саши, надеясь, что он все же поднимет и скажет мне, что всё перепутали.

На следующий день мне позвонила мама Саши. Ей дали поговорить с сыном. Сашу подозревали в хранении и распространении наркотиков. Дома у него нашли целый пакет смесей. Поверить в это я никак не могла.

Сашу я видела пьяным, но никогда не видела под наркотиками. То есть я уверена, что Саша никогда не употреблял. Зачем ему был нужен целый пакет всего этого дома, я не знаю.

Я думаю, что ему подкинули или кто-то принес с собой и специально оставил, чтобы подумали на Сашу. А может быть, это все хозяйкино.

Саше дали срок (по просьбе героини мы не указываем конкретный срок и статью). В зачет пошло то время, которое он провел в СИЗО. Его мама сказала, что при хорошем поведении он, возможно, освободится раньше.

Мы с Сашиной мамой очень сдружились за это время. Я стала иногда приезжать к ней в город, помогать. Она часто мне звонила, поддерживала. Каждый раз она говорила, что все будет хорошо, главное – верить и ждать. И она меня очень легко в этом убедила.

Я готова ждать и бороться, чтобы быть с Сашей. 

Через Сашину маму я узнавала обо всем, что с ним происходит. Самой мне не разрешали с ним видеться – я не жена и не родственник, поэтому мне свидания не разрешены. Мама Саши постоянно передавала мне от него теплые слова и признания в любви. Она просила меня не бросать Сашу в тяжелый момент и быть ему преданной. А меня и просить не нужно – я такая и есть.

Мои родители, узнав о том, как обстоят дела, отреагировали резко негативно. Я даже не ожидала. То есть я понимала, что вряд ли они станут от души поддерживать меня и Сашу.

Но я и не думала, что это вызовет такой резкий протест. Мама запрещала мне общаться с Сашиной мамой – мне приходилось делать это тайком.

Отец все время обещал, что если я снова приведу «этого проходимца» домой, то он вышвырнет нас обоих на улицу и больше не примет.

Мои друзья реагировали по-разному. Некоторые меня очень хвалили и восхищались тем, какая я мужественная. Были и такие, которые говорили: «Зачем он тебе?», «Нафига тебе жизнь с уголовником?», «А вдруг он толкал наркоту?» Но с такими общение у нас быстро закончилось. Мне нужны рядом люди, которые меня понимают и поддерживают. Нытики и критики пускай идут куда подальше.

Малознакомым людям и посторонним я вообще обычно не говорю о Саше. Вернее, я говорю, что у меня есть парень, просто не уточняю, как все обстоит. Так проще. Я просто понимаю, что, даже если человек скажет мне, что все нормально и в этом нет ничего страшного, это будет лицемерие. Каждый все равно подумает о том, что я глупенькая, жду своего уголовника.

Честно говоря, поддержка мне была очень нужна. Особенно в первые два месяца. Эти несколько лет кажутся огромным сроком – как будто целая жизнь. Я нашла группы в социальных сетях, где такие же девочки, как я, ждут своих парней.

Кто-то ждет из армии, другие – из мест лишения свободы. И общение в этих группах во многом помогает, потому что ты понимаешь, что людей с таким же горем много. Мы называем себя «ждулями» – и это действительно такой термин.

Не в одной отдельной группе – а во многих сообществах.

Нет, я не скажу, что там со всеми комфортно общаться. Нужно искать тех, кто больше подходит тебе по характеру, по темпераменту. И желательно по сроку для любимого. Если чей-то выходит раньше – у других непроизвольно включается зависть. И тогда уже ни о каком добром общении речи не идет.

Есть в этих группах и весьма странные девушки. Они разбираются в тюремных понятиях – и заводят в группах почти зековские порядки. Они такие командирши, которые говорят про блатных, про воровскую этику.

Они выкладывают посты с какими-то странными речевками, пишут злобные посты про милиционеров. И с такими мне всегда было не по пути.

Я не влезаю в этот тюремный мир – я уверена, что это просто нужно пережить и вернуться к нормальной жизни.

Иногда я удивляюсь девушкам, которым ждать не несколько лет, а, например, 10-15. У некоторых есть дети. И они готовы 15 лет прождать своего мужа или просто парня. Только вдумайтесь! Мне кажется, что это просто подвиг. Но, с другой стороны, у меня есть сомнения насчет них. Все же осужденные на 15 лет явно совершили что-то серьезное. И мне, наверное, было бы страшновато.

У некоторых наверняка такая же ситуация, и мужчина сидит в тюрьме по ошибке, не за преступление. Но уверена, что так далеко не у всех. Кстати, я почти не видела, чтобы кто-то говорил, что их парень виновен. Каждая уверена, что парень либо жертва несправедливости и попал в тюрьму по ошибке, либо всячески оправдывают поступок, делая парней чуть ли не героями.

Это такая форма отрицания.  

Больше всего меня задела история девочки из России, которая ждет парня уже три года, осталось еще пять. Ее парня осудили за изнасилование. И она в курсе, что он действительно переспал с другой. Только она, конечно, уверена, что он никого не насиловал.

Она уверяет, что он просто понял, как ее любит, и бросил ту девушку – а она пошла в милицию с заявлением. Эту девушку я понимаю с трудом. Я бы так не смогла, не простила бы. Да и в подсознании постоянно бы оставалось сомнение, а не маньяк ли мой парень.

В целом «ждули» очень помогают справляться с собой, когда особенно накатывает. Бывает, что у меня такое отчаяние и одиночество, что я не могу сама справиться. И тогда я просто пишу в группу или кому-то из девочек, с которыми общалась раньше. И мы часами успокаиваем и подбадриваем друг друга. Это незаменимая помощь.      

Об ожидании

Хочу прояснить. Я и сейчас на 100% уверена, что Саша ни в чем не виноват и это какая-то дурацкая случайность или чей-то недобрый умысел. Я хорошо знаю Сашу и уверена, что он сам не имел ничего общего с наркотиками, да и влезать в такие дела не стал бы.

К сожалению, поговорить с самим Сашей и узнать, почему так вышло, у меня возможности нет. Он пишет мне письма. Но в первом же написал, что не будет ничего сообщать про подробности, потому что письма проверяются. И меня просил ничего не спрашивать.

Просто пишем друг другу, как любим, скучаем и ждем встречи.  

Думала ли я о том, что он уже был судим? Да, конечно, и не раз. Я не глупая девочка, я прекрасно понимаю, что со стороны кажется, что у меня слепая любовь и я его идеализирую. Но я уверена в этом человеке. И уверена в своих чувствах.

Я знаю, что мне будет очень тяжело. Но представьте, каково ему. Когда я об этом думаю, у меня пропадают все сомнения и мысли все бросить. Наоборот, я постоянно думаю, как бы мне сделать так, чтобы у нас все было хорошо, когда его выпустят.

Я работаю, часть денег отдаю Сашиной маме, чтобы она клала ему на счет. Вместе с ней я готовлю для Саши передачи. И мечтаю его увидеть. Но не разрешают. В письмах я присылаю ему фотографии, чтобы он не забывал. Иногда я просто думаю, что он в долгой-долгой поездке. И нет никакой тюрьмы.

Я немного переживаю, что за это время и я, и Саша можем сильно измениться. Вдруг он вернется другим человеком и я не смогу полюбить его заново? Вдруг я буду уже другой и не понравлюсь ему? Вдруг он изменит мне, будучи в тюрьме? Вдруг его там убьют или покалечат? Все эти вопросы меня очень мучают. Но я стараюсь настраивать себя позитивно.

Что будет, если я встречу кого-то другого? Не знаю. Я бы рада была сказать: «Да никогда такого не будет». Но всякое в жизни случается. Я надеюсь, что у меня хватит характера быть верной и преданной. Я знаю, что если выберу легкий путь, то все равно потом буду всю жизнь винить себя за это. 

Я знаю, что Саша выйдет раньше. Уверена, что он будет делать все возможное, чтобы так произошло. Я прождала только полгода. И мне предстоит еще много очень одиноких и грустных ночей. Но я надеюсь, что все это мне воздастся. Счастья иногда нужно добиваться и долго ждать. И я с этим справлюсь.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

    Iringo Simon.

Источник: https://citydog.by/post/zdulia/

Юр-решение
Добавить комментарий