Моего парня положили принудительно в психиатрическую больницу, как забрать его оттуда?

Лечение в психиатрической больнице, личный опыт

Моего парня положили принудительно в психиатрическую больницу, как забрать его оттуда?

Недавно подруга попала с больницу, так что я запилю пост про свой и опыт подруги лечения в психиатрических заведениях. Дабы дестигматизировать болезни, не побоюсь написать со своего аккаунта. Пост будет большой; вначале будет много негатива об обычных отделениях психушки (и про то, как оттуда вытащить человека), потом разбавлю позитивом о дневном стационаре.

Поехали!

Начну с подруги. Живёт у меня уже несколько месяцев, так что я в курсе её состояния и хорошо вижу все её “прибабахи”. Началось всё с обычной “осенней хандры” – апатия, депрессия.

Начала прикладываться к бутылке каждый день (стоит отдать должное, держала себя в руках и не нажиралась).

Через пару месяцев состояние ухудшилось – она стала нервной, дёрганной, не могла ни на чём сосредоточиться и начала плакать по несколько раз в день, её мучали страхи о приближающейся “старости” (ей 25) и смерти.

Посмотрела я на её состояние и отправила к знакомому врачу в ПНД за таблетками и (если нужно) направлением в дневной стационар.

На беду, знакомый врач оказался в отпуске, и она пошла к другому врачу. На приёме наговорила лишнего – сказала, что один раз поколотила бывшего и что были суицидальные мысли. Ррррраз! – подсовывают подруге бумажки, говорят, что положат её в хорошее отделение, но в круглосуточный стационар.

Как только подписала бумажки – уводят её под ручки в психушку в тот же день (а у неё с собой – ни одежды сменной, ни гигиенических принадлежностей). Подруга сдаёт телефон, паспорт, книги, деньги, которые были при себе (также сдаются все электронные устройства – планшеты, ноутбуки, фотоаппараты). Даже очки отобрали (а у неё -10!).

Переодели в стрёмную больничную робу и ночнушку (хотя смотрится модно – “оверсайз” типа) и больничные тапки.

“Хорошим отделением” оказалось битком набитое старухами отделение психушки. Телевизора нет, палаты без дверей, кабинки в туалете тоже без дверей. Заняться нечем – рисовать нельзя, книги не почитаешь (очки-то отобрали). Публика та ещё – большинство не вменяемы от слова совсем; бормочут, пристают с дибильными расспросами, просто зырят, отчего не по себе.

С режимом всё строго. Посещение больных – всего два раза в неделю, и в неудобные часы (вторник и суббота, с 15:30 до 17). Со врачом родственники могут поговорить только один раз в неделю – с 16 до 17 во вторник. Что он там успеет рассказать за те несколько минут, пока вы его видите – не знаю.

Посмотрела я на условия содержания больных – и решила подругу вытащить оттуда. Предлагаю врачу перевести её в дневной стационар или в клинику неврозов – ни в какую, не хотят её отдавать. Планируют держать здесь месяц-полтора. А у подруги на носу ДР и новый год; не хочется её на праздники оставлять там. Да и адекватная она.

Пришлось брать психушку штурмом. Всю ночь просидела над ФЗ “О психиатрической помощи”. Там очень много интересного и полезного написано – например, то, что больной НЕ ОГРАНИЧЕН В ПРАВАХ, даже не смотря на лечение. Что пребывание в стационаре бывает трёх видов – добровольное, недобровольное и принудительное.

Для последнего случая должно быть решение суда; недобровольно больного могут содержать только после проведения врачебной экспертизы (консилиум из нескольких врачей) и направления её результатов в суд; всё остальное считается добровольным, о чём госпитализируемого уведомляют и он подписывает бумаги.

То есть, добровольно госпитализированный в любой момент может выписаться, просто написав заявление главврачу. Чем мы и вооружились.

На следующее утро я и парень (парень для массовки и уверенности в себе) поехали в психушку. В неприёмное время. С распечаткой ФЗ. С заявлениями.

Разумеется, никто с нами говорить не хотел и просто посылал ко всем чертям.

“Говорите с лечащим врачом” (ага, его увидеть можно раз в неделю в рабочие часы), “она сама может написать заявление” (при этом её просьбы перевести её в дневной стационар были проигнорированы). Увидеться нам с ней не давали.

В общем, по-доброму не получилось, пришлось с орами-криками-матом цитировать ФЗ, настаивать на там, что лежит она там добровольно и нет нужды её держать там. Нянечки с нами чуть не подрались, вызывали даже охрану на подмогу.

Кончилось всё хорошо. Через час собран консилиум из 4 врачей – ещё через час подруга выписана в дневной стационар.

Теперь про дневной стационар.

Это форма лечения, когда больной каждый день посещает ПНД, наблюдается у лечащего врача, получает таблетки.

Нахождение в дневном стационаре – с 9 до 14; в принципе, можно и уйти раньше (я умудрялась совмещать лечение и работу на полную ставку). Кормят завтраком и обедом (без мяса, но съедобно).

Отношение нянечек, медсестёр и врачей очень человеческое – вне зависимости от тяжести заболевания и поведения больного. Со всеми больными общаются очень дружелюбно, внимательно.

Как очень приятный бонус – в отделении куча развивающих секций (мастерская рисования, актёрского искусства, мультипликации, швейная мастерская, спортзал, гончарная мастерская).

Всем этим можно беспрепятственно пользоваться; в каждой секции – преподаватель, а то и два. Относятся тоже доброжелательно, во всём помогают. Больные ставят сценки, рисуют, шьют коврики-прихватки-куклы и прочее.

Подруга говорит – как детский сад, только для взрослых и с таблеточками.

Больные разные. Всех возрастов – от 18 до 70. В большинстве своём, адекватные (многие раньше работали, или работают/учатся в данный момент).

Меня туда клали с булимией. 6 месяцев я с ней мучалась и боролась – мне не помогали никакие народные средства, спорт, занятия танцами, диеты (было перепробовано всё – мясная, веганская, вегетарианская, сыроедческая, с большим количеством жиров, без жиров и т.д.).

До того, как начала лечится – было настолько плохо, что я не могла сосредоточиться на работе; каждая первая мысль была о еде. Сидишь на работе – и думаешь “жрать-жрать-жрать-жрать”. Голод – ненасытный; сколько бы ни съел, хоть до боли в животе – не помогает.

2 месяца в дневном стационаре + поддерживающая терапия – и я снова в форме.

Следующие посты будет про симптомы психических заболеваний и чем грозит (на самом деле – нет) ваш учёт в диспансере, о правах больного в диспансере.

Источник: https://pikabu.ru/story/lechenie_v_psikhiatricheskoy_bolnitse_lichnyiy_opyit_5560479

Чем грозят новые правила психиатрической госпитализации

Моего парня положили принудительно в психиатрическую больницу, как забрать его оттуда?

Новая поправка к закону позволяет прокурорам отправлять людей в психиатрические больницы

В среду Государственная дума приняла в третьем чтении поправки к Кодексу об административном судопроизводстве (КАС РФ), которые дают право прокурорам подавать иск о недобровольной госпитализации гражданина в психиатрическую больницу. Раньше это могли делать только руководители медучреждений. О том, к чему это может привести, The Village поговорил с экспертами по психиатрической помощи, включая тех, кто сам проходил через такую госпитализацию.

Сейчас часть 1 статьи 275 КАС РФ гласит:  «Административное исковое заявление о госпитализации гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке гражданина, страдающего психическим расстройством (далее — административное исковое заявление о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке), подается представителем медицинской организации, в которую помещен гражданин». В конце этой фразы теперь появятся слова «либо прокурором».

Кроме того, новая редакция части 3 статьи 275 выглядит так: «Административное исковое заявление подписывается руководителем медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, его заместителями либо прокурором».

При этом в пояснительной записке к законопроекту авторы аргументируют необходимость изменений проблемой распространения туберкулеза в России (поправки в КАС затрагивают и туберкулезные диспансеры). Аналогичных обоснований для психиатрических заболеваний они не приводят.

Саша Старость

активистка, организатор движения «Психоактивно»

Я была госпитализирована где-то полтора года назад, и у меня была недобровольная госпитализация. Она была очень неприятной, потому что у нас [в России] это происходит довольно жестко. Если человек действительно находится в психотическом состоянии, к нему могут применять разные запрещенные меры.

Например, на меня надевали наручники, хотя я не была в агрессивном состоянии и не бросалась на врачей. Я просто была в бредовом приступе: плакала, говорила какую-то глупость. Но суть в том, что наручники не имеют права надевать, их вообще не должно быть в арсенале.

Это мы узнали, когда готовили «Психгорфест» (фестиваль, посвященный проблемам душевного здоровья и болезней. — Прим. ред.) и расписывали законные и незаконные моменты недобровольной госпитализации: что можно делать и что нельзя, какие-то правовые нормы, которые необходимо знать пациенту.

Но со мной это было, и, более того, это было не только со мной.

Вообще есть определенные правила госпитализации, там указано, в каком случае санитары должны ограничивать движения человека и применять к нему какую-либо силу, каким образом ограничивать эти движения, то есть как правильно брать человека, чтобы не причинить ему никакого вреда.

Есть законный способ ограничения движения пациента — вязки. Но это не наказательная процедура, это процедура, которая применяется в самый последний момент, чтобы обезопасить пациента от себя и обезопасить окружающих.

Вязки должны накладываться не таким образом, чтобы сдавить человеку все или прекратить поток крови к ногам и рукам, а чтобы удержать его на какое-то время и можно было сделать ему успокаивающий или снотворный укол. Выглядит эта процедура жутко, но иногда она необходима.

Похожее было со мной, но никто не имеет права надевать наручники на человека, который плачет или не очень хочет идти в карету скорой помощи.

Видимо, дело в том, что в некоторых больницах нет юриста (а он нужен по закону для подачи заявления о недобровольной госпитализации), поэтому прокуроры по просьбе медработников подают заявление в суд. Суд зачастую отказывает, потому что это не прописано в законодательстве.

Речь идет о недобровольной, а не о принудительной госпитализации. Недобровольная госпитализация — это когда человек страдает психическим расстройством, он беспомощен или представляет риск для себя и окружающих, а принудительная — в том случае, когда человек совершил преступление.

В недобровольной госпитализации сейчас действует такая практика, что врач может оставить человека в больнице на двое суток, где не позднее этого срока его осматривает комиссия из трех врачей.

Затем они подают заявление в суд с просьбой разрешить госпитализировать пациента, и в течение пяти дней суд решает вопрос о госпитализации больного.

То есть в принципе на любом этапе какая-то из инстанций может отпустить человека.

Евгений Касьянов

администратор паблика «Психиатрия & нейронаука»

Виды недобровольной и принудительной госпитализации существовали ранее и регулировались Уголовным кодексом и законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», где четко прописаны все критерии таких госпитализаций. Прокуроры, кстати, и ранее направляли заявления о принудительном лечении в суды, большинство из которых были удовлетворены. Однако некоторые суды им отказывали в рассмотрении ввиду противоречий в законодательстве.

В любом случае без заключения психиатрической экспертизы никто положить в психиатрический стационар не сможет. И если мы говорим о принудительном лечении, то в таком случае человек, совершивший преступление, просто будет исполнять наказание согласно УК.

Татьяна Мальчикова

пресс-секретарь Гражданской комиссии по правам человека

Если вы прочитаете пояснительную записку к данному законопроекту, то увидите, что авторы очень подробно и тщательно обосновали необходимость наделить прокуроров полномочиями инициировать госпитализацию людей, больных туберкулезом в открытой форме.

А вот расширение этих полномочий на психиатрических пациентов не обосновывается практически никак. Говорится только, как бы довеском, что и в психиатрии нужно расширить.

Мне кажется, распространение на прокурора полномочий психиатра способно сыграть с правоприменением очень злую шутку.

Во-первых, на прокурора взваливают ответственность за решение о психическом статусе человека, то есть побуждают вторгаться в область, в которой объективных критериев оценки нет, а есть только субъективная оценка поведения.

Это отсутствие не может не создавать угрозу злоупотреблений. Ранее это было несчастьем исключительно для психиатров, теперь же его распространят и на прокуроров.

Вполне возможно, что кто-то воспользуется этими новыми полномочиями, чтобы избавляться от граждан, создающих проблемы.

Но представим противоположную ситуацию: прокурор, исходя из собственной оценки, воздержался от принудительной госпитализации человека, угрожавшего спрыгнуть с балкона из-за неспособности погасить долги перед кредиторами.

Если позднее, так и не расплатившись с долгами, этот человек что-то над собой учинит, полномочия, которыми наделили прокуроров, дадут основания обвинить прокурора в том, что он этими полномочиями не воспользовался.

В результате прокуроры будут склонны, опасаясь таких обвинений, недобровольно госпитализировать граждан, которых помещать в сумасшедший дом не следует. Это открывает возможность злоупотреблений психиатрической властью, хоть и совсем иного рода, чем было в советское время.

Здесь уместно процитировать книгу Александра Подрабинека о советской карательной психиатрии: «В конце концов все решают люди, а не система».

Маша Пушкина

создатель сайта Bipolar

Я не возьмусь судить о тонкостях законодательства, для этого нужна практика в этой области. Но, конечно, дополнительные возможности для принудительной госпитализации — это всегда риск злоупотреблений против пациентов.

С 80-х российская психиатрия меняется в сторону гуманизации и признания прав пациентов, так что очень нелогично делать сейчас шаги назад. Насколько я понимаю, речь идет о закреплении существующей практики.

Но, конечно, когда решение о госпитализации принимает не врач, который понимает особенности болезни, а чиновник со своими представлениями о порядке, это всегда опасно для общества.

Вообще в психиатрии госпитализация далеко не самая эффективная мера, в современном мире, наоборот, стараются свести к минимуму время в стационаре. Если есть цель улучшить состояние пациентов, а не подавлять их, нужно развивать систему профилактики и социальной адаптации и, главное, просвещения — чтобы люди сами вовремя обращались за помощью и не боялись вместо нее получить репрессии.

Если бы в законе имелось в виду, что прокурор может обращаться в суд без привлечения мнения врача, то это, конечно, неправильно. В таком случае закон можно будет использоваться в неблаговидных целях.

Но это маловероятно, потому что по логике законов, регулирующих этот вопрос, для подачи заявления о госпитализации человек уже должен быть в больнице, а там он не может оказаться без освидетельствования (осмотра) врачом.

Попытки применения психиатрии в целях контроля со стороны власти были, есть и будут, но для того, чтобы избежать этого, существует закон о психиатрической помощи. Задача общества — не позволять представителям власти злоупотреблять психиатрией в своих интересах.

Вообще, психиатрия должна как можно дальше дистанцироваться от вмешательства государства, за исключением случаев защиты интересов своих пациентов, и, разумеется, заниматься лечением, а не вопросами контроля инакомыслящих. Смущает закрытость этих возможных изменений и отсутствие разъяснений.

Саша Старость

активистка, организатор движения «Психоактивно»

Представьте себе ситуацию, когда человека задерживают за некий перформанс или акцию. Его сопровождают в отделение полиции, где его необходимо как-то изолировать.

И выясняется, что он состоит на так называемом учете (на самом деле это просто фигура речи, так как с 1975 года как такового учета нет), у него есть карточка в психиатрической больнице, и он является носителем расстройства.

Но поскольку у него не получается уголовка никак, а его нужно все-таки как-то наказать, прокурор обращается в психиатрическую больницу вне зависимости от того, находится ли человек в психозе или не находится.

Раньше в таком случае было бы так: сотрудники полиции отвозят вас в психиатрическую больницу и приводят на прием к главврачу. Он, так как не находится под влиянием полиции, не имеет права принять решение класть вас в клинику, если вы не находитесь в остром состоянии. Он просто проводит освидетельствование, разговаривает с вами и, если вы в порядке, отпускает вас домой.

Он может сказать, что он думает про ваше поведение: что оно асоциальное или какое-то еще. Но если вы не больны, то он вас не положит. Теперь получается, что решение о госпитализации принимает не врач, а прокурор.

Соответственно, психбольница возвращается в лоно наказательной системы и превращается не в место, где тебя лечат, а место, куда ты попадешь, если будешь плохо себя вести.

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/react/317649-psihiatricheskaya-prinuditelnaya-gospitalizatsiya

Уголовный кодекс – глава 15. принудительные меры медицинского характера

Моего парня положили принудительно в психиатрическую больницу, как забрать его оттуда?
– Уголовный кодекс – глава 15. принудительные меры медицинского характера

Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера

1. Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части настоящего Кодекса, в состоянии невменяемости;б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, – г) утратил силу. – Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ.2. Лицам, указанным в части первой настоящей статьи, принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.3. Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации и иными федеральными законами.4. В отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Статья 98. Цели применения принудительных мер медицинского характера

Целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц, указанных в части первой статьи 97 настоящего Кодекса, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса.

Статья 99. Виды принудительных мер медицинского характера

1. Суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.2. Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Статья 100. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар.

Статья 101. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре

1. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре.2. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.3. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения.4. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.

Статья 102. Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера

1. Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.2. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. Освидетельствование такого лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника. Ходатайство подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, вне зависимости от времени последнего освидетельствования. При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного лечения производится ежегодно.3. Изменение или прекращение применения принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.4. В случае прекращения применения принудительного лечения в психиатрическом стационаре суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Статья 103. Зачет времени применения принудительных мер медицинского характера

В случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, при назначении наказания или возобновлении его исполнения время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы.

Статья 104. Принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания

1. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 99 настоящего Кодекса, принудительные меры медицинского характера исполняются по месту отбывания лишения свободы, а в отношении осужденных к иным видам наказаний – в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь.2. При изменении психического состояния осужденного, требующем стационарного лечения, помещение осужденного в психиатрический стационар или иное лечебное учреждение производится в порядке и по основаниям, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации о здравоохранении.3. Время пребывания в указанных учреждениях засчитывается в срок отбывания наказания. При отпадении необходимости дальнейшего лечения осужденного в указанных учреждениях выписка производится в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.4. Прекращение применения принудительной меры медицинского характера, соединенной с исполнением наказания, производится судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

ug-kodeks.ru/ug/ug-kodeks.ru/ugolovnij_kodeks_-_glava_15.html

23.07.2019 – Олег Лупанов

Здравствуйте! Могу ли я сразу обратиться в суд о принудительном лечении сына от алкоголизма, если он и так у них лечится не однократно?

Источник: https://ug-kodeks.ru/ug/ug-kodeks.ru/ugolovnij_kodeks_-_glava_15.html

Согласился лечь в психушку, теперь не знаю, как выйти

Моего парня положили принудительно в психиатрическую больницу, как забрать его оттуда?

Бывает, что в психиатрическую больницу человек обращается добровольно, не зная, что его там ждет, основываясь на ложной информации, что «вас только посмотрят» и т.д.

Он приходит, подписывает согласие на госпитализацию и лечение, которое, кстати сказать, должно быть информированным.

Только вот, если бы оно было действительно информированным, вряд ли бы кто-то добровольно лег в психиатрическую больницу, ну разве что действительно больной.

Но если больной, какое же тогда может быть согласие, он ведь не отдает отчет своим действиям, а если отдает, тогда не больной, но если соглашается на лечение, значит, признает, что болен. Полное замешательство!

В общем, подписывает такой человек согласие. И тут начинается. Эффект от первой же таблетки может заставить человека сильно усомниться в том, а нужно ли ему такое лечение: «я спала круглые сутки», «я не мог ни сидеть, ни лежать, ни стоять», «мне было больно думать», «ноги отнялись», «пол ушел из-под ног», «это насилие над личностью», «мне было очень плохо» и т.д.

Человек обращается к лечащему врачу с устной просьбой выписать его, но получает отказ, так как врач считает, что лечение нужно продолжить.

И вот вам парадокс, вроде бы вы по закону имеете право покинуть больницу, раз пришли добровольно, но вместе с тем решающее слово остается за психиатром.

Если же пациент настаивает на выписке, его начинают запугивать: «откажешься, будем лечить по суду», «по согласию будешь лежать месяц, а по суду будешь лежать полгода», и все в таком духе.

Некоторых людей доставляют в больницу силком по заявлению родственников. Часто такие заявления сделаны в результате бытового конфликта или ссоры, то есть сгоряча, с желанием насолить или проучить, либо из лучших побуждений: «и тебя вылечат».

В процессе госпитализации человека также вынуждают подписать согласие на лечение и госпитализацию, как если бы он обратился сам. При этом используются уже описанные средства убеждения, суть которых выражается словами «соглашайся или хуже будет».

Кстати, родственники, бывает, одумываются и, видя, в какое состояние психиатрическое лечение приводит родного им человека, просят лечащего врача отпустить его домой, но получают все тот же отказ.

Что же теперь делать?

Как забрать человека из психушки? Отказаться от госпитализации и лечения письменно. Самое простое заявление, адресованное главному врачу, будет следующим:

Директору психиатрической больницы №4 им. П.Б.Ганнушкина Степанову С.С. От Иванова Ивана Ивановича, зарегистрированного по адресу: 111222, г. Москва, ул. Неземная, д.0, кв.0.

Уважаемый Степан Степанович!

К вам в больницу я попал, подписав согласие на госпитализацию и лечение.

Данным заявлением, реализуя свое конституционное право на добровольность медицинской помощи,я отказываюсь от госпитализации и назначенного мне психиатрического лечения.

В связи с этим прошу незамедлительно меня выписать из больницы.

С уважением, _____________________ Иванов И.И.

Дата: _____________________

Конечно же, сразу возникает ряд вопросов: ну кто в психушке разрешит писать заявление, где взять бумагу и ручку, как подать заявление, чтобы этот факт действительно был зафиксирован, и т.д.

В отделениях психиатрических больниц действительно есть письменные принадлежности. Иногда удивляешься, как этот факт используется для оправдания нарушения прав.

Дескать, не правда это, что мы не даем пациентам обращаться с жалобами, во всех наших отделениях есть и ручки, и бумага. Умалчивается то обстоятельство, что пациентам их не дают.

Так вот, заявление должен подготовить родственник накануне посещения пострадавшего. Он же должен позаботиться и о ручке. Если же на родственника надежды нет, это может сделать друг или хороший знакомый. Необходимо подготовить два экземпляра заявления и подписать их при встрече. После этого отнести их в канцелярию и зарегистрировать, забрав один экземпляр с отметкой о приеме себе.

Не надо пытаться вручить их лечащему врачу, заведующему отделением или даже главному врачу. Они могут не принять их или не дать им хода. Просто несите в канцелярию, где-то она должна быть, и регистрируете.

Экземпляр с отметкой о приеме, который остается на руках у родственника или знакомого, будет доказательством, что пострадавший действительно отказался от лечения и госпитализации, на которую соглашался добровольно.

Теперь пострадавшего должны выписать из психиатрического заведения не позднее 48 часов после подачи такого заявления, либо больница должна обратиться в суд и в те же сроки получить решение о его недобровольной госпитализации. При упоминании слова «суд» у многих людей отпадает всякое желание отстаивать свои права, так как в их представлении лечиться по суду гораздо хуже, чем по согласию.

Но что, в сущности, человек теряет, если откажется от лечения и госпитализации? Свободу? Но он и так не свободен. Добровольное согласие позволяет удерживать его в психиатрической больнице сколько угодно, а вовсе не меньше, чем по судебному решению.

Если же согласия нет, или он отозвал его с помощью заявления, больница сталкивается с дополнительными хлопотами.

При обращении в суд психиатрам придется обосновать необходимость недобровольной госпитализации: были ли человек опасен для себя или окружающих, беспомощен, или его здоровью был бы нанесен существенный вред, если бы его оставили без психиатрической помощи. А помимо этого психическое расстройство должно быть тяжелым и требующим лечения именно в стационаре.

Кроме того, пациент может требовать независимого психиатрического освидетельствования, участия своего представителя и адвоката, а также пригласить правозащитников. Больница может просто не успеть выполнить все необходимые формальности.

Очевидно, что шансы на выписку в случае письменного отказа от лечения значительно возрастают.

Ведь при наличии отказа от лечения и отсутствия решения суда удерживание в психиатрическом учреждении будет расцениваться как незаконное лишение свободы.

Можно настаивать на соблюдении прав, заручившись поддержкой друзей и родственников. Кстати, это работает. Как сказал один психиатр, выписывая пациента: «Я выписываю вас только потому, что устал писать объяснительные на многочисленные жалобы ваших родственников и знакомых».

Источник: Согласился лечь в психушку, теперь не знаю, как выйти

Источник: http://www.cchr.ru/articles/453.htm

В армию через психбольницу

Моего парня положили принудительно в психиатрическую больницу, как забрать его оттуда?

Челябинские призывники жалуются на то, что их заставляют проходить обследования в психиатрической больнице, а в случае отказа грозят принудительным освидетельствованием.

Молодой человек, согласившийся рассказать о борьбе за свои права, в которой он противостоит областному военному комиссариату, просил не называть его настоящего имени и воспользоваться псевдонимом – Максим.

Ему 25 лет, он окончил вуз и пытается доказать свое право на отсрочку. Всех, кто не согласен с заключением медицинской комиссии районного военкомата, направляют в областной комиссариат.

Там у Максима и начались трудности:

– Еще не служил, прохожу медкомиссии в военкомате, каждый раз возникает какая-то проблема. У меня сейчас есть два непризывных диагноза, но мне постоянно пытаются сказать, что я годен.

После сотрясения головного мозга невролог поставил диагноз (точно его процитировать не могу, потому что он длинный) и гипертония. По гипертонии сейчас дают отсрочку, потихоньку начинает двигаться дело. А по неврологу отвергают диагноз и все! Хотя этот диагноз поставили в областной больнице.

Последние два призыва меня пытаются направить на психиатрическое обследование, причем принудительно. Первый раз – обманным путем.

Он увидел, что это вовсе не неврологическое отделение, а психиатрическая клиника

Когда Максим пытался доказать, что имеет право на отсрочку по неврологическому диагнозу, с ним в областном военном комиссариате одновременно беседовали невролог и психиатр. В два голоса убеждая его, что необходимо пройти дополнительное обследование в неврологии.

Парень согласился, о чем и расписался в журнале. Однако, явившись по адресу, указанному в направлении, он увидел, что это вовсе не неврологическое отделение, а психиатрическая клиника.

Предварительный диагноз, который ему поставили на медицинской комиссии, – органическое расстройство личности. От госпитализации и обследования Максим наотрез отказался и написал жалобу в военную прокуратуру.

В тексте он сослался на закон, в соответствии с которым на принудительное психиатрическое обследование и лечение может направить только суд. Следователь, вызвавший его для пояснений, подтвердил это.

– Максим, а о чем, если не секрет, с вами беседовал психиатр? Что его могло натолкнуть на такой диагноз?

– Спрашивал, кем работаю, где живу. Сколько человек в семье, каков мой обычный график? Спросил о самочувствии. Обыденные вопросы, обыкновенные ответы. Не думаю, что на основании этих ответов можно было заключить, что у меня какие-то расстройства есть. Я бы не сказал, что там были специальные вопросы, которые содержат предпосылки, позволяющие что-то заподозрить.

Во время осеннего призыва история повторилась: Максим вновь оказался в областном военном комиссариате, и тот же самый психиатр пообещал, что в любом случае направит его на обследование, хочет он того или нет.

Мне ответили, что мое желание значения не имеет и в третий раз меня туда направят принудительно

– Врач начал упорно доказывать, что обследование необходимо, – вспоминает ту недавнюю встречу Максим, – мол, с моей стороны было много жалоб, на которые ему пришлось отвечать, и поэтому он в любом случае отправит меня на обследование. Я ему привел статьи закона, согласно которым я могу не соглашаться.

А он стал показывать выписки из других законов, где сказано, что врач-психиатр призывной комиссии обязан направлять при каком-либо подозрении на обследование. Тем не менее я сразу сообщил комиссии, что отказываюсь. Мне ответили, что мое желание значения не имеет и в третий раз меня туда направят принудительно.

То есть угрожать начали.

В коридорах областного комиссариата Максим узнал от таких же призывников, как и он сам, что на подобное обследование отправляют многих. И, как правило, ребята соглашаются.

– На психиатрическое обследование направляют большинство призывников, которые оказываются в областном военкомате. Я там был дважды, общался с ребятами, и практически все говорят, что их тоже направляют. Причем без разницы, нога болит, или голова, или гипертония у него – все равно направляют в психиатрию. Некоторые соглашаются, некоторые нет, – утверждает он.

Только посмеет сказать мальчишка, что я недоволен вашим решением, сразу ему отвечают: иди в психиатрическую больницу на обследование

Руководитель челябинской некоммерческой правозащитной организации “Школа призывника” Валерия Приходкина уверена, что направление на психиатрическое обследование – это инструмент психологического давления на призывника, который пытается законными способами добиться отсрочки по состоянию здоровья:

– В военкомате твердо уверены, что все живут только по 53-му закону о воинской обязанности, поэтому все остальные законы для них законами не являются. Хотя есть закон об охране здоровья и о психиатрической помощи.

Проблема эта давнишняя, и мы с ней разбирались неоднократно. Только посмеет сказать мальчишка, что я недоволен вашим решением, сразу ему отвечают: иди в психиатрическую больницу на обследование. Это что-то вроде наказания.

Конечно, пацаны в 18 лет не очень понять могут, что происходит…

По словам Валерии Приходкиной, раньше, еще пару лет назад, пока страна не участвовала ни в каких военных действиях, психиатры не оставляли без диагноза никого.

Мальчику, больному олигофренией, врач говорит, что снимет в 16 лет диагноз, и в 18 он пойдет служить

– Я лично спрашивала у нашего ведущего психиатра почему. На что мне ответили, что лучше перестраховаться, потому что этим детям дают в руки оружие, и что они с ним сделают, не всегда предсказуемо. Это правда. Но сегодня у нас в стране ситуация другая. Этот и предыдущий призывы – отказы буквально во всех диагнозах.

Страшные диагнозы, выставленные с детства, – с ними сегодня все выздоравливают. Например, я за одной ситуацией пристально слежу. Мальчику, больному олигофренией, врач говорит, что снимет в 16 лет диагноз, и в 18 он пойдет служить. Сейчас идут пацаны 96–97 годов рождения. Я помню это время: есть нечего, надеть нечего, денег нет, работы нет. Дети рождались случайно.

Поэтому берут всех, по крайней мере, пытаются брать.

– Валерия Юрьевна, насколько ситуация с направлением на психиатрическое обследование распространена сегодня?

– Жалоб масса. Причем как они делают? “Ты обязан пройти” и все. В военкомате возражать очень сложно. Тут же начинается давление – “ты не мужик”, доходит до мата, до оскорблений – “мы имеем право послать тебя куда угодно”. В 18 лет они побаиваются и идут. Умные врачи с них берут расписочку, что они приходят добровольно.

– Есть ли призывники, которые, как и Максим, отказываются от прохождения такого обследования?

Ему вручают направление в психиатрическую больницу, но не направляют ни на какие другие обследования

– Есть. Например, еще один мальчик, который уже имеет протокол об административном правонарушении: якобы он не проходит медкомиссию. Членам комиссии не понравилась длина его волос. И его отправили к психиатру. Он два раза в год приходит на медкомиссию, и ему вручают направление в психиатрическую больницу, но не направляют ни на какие другие обследования.

По словам Валерии Приходкиной, в 2013 году она уже выигрывала суд, который, рассматривая подобную жалобу, вынес четкое решение: военный комиссариат не имеет права направлять на психиатрическое обследование против воли призывника.

Начальник отделения по работе с гражданами Челябинского областного военного комиссариата Александр Чернышев сообщил, что в его учреждении не ведется статистика, какой процент призывников получает направление на обследование в психиатрическую больницу, а также скольким из них дали отсрочку или освобождение от прохождения службы по психиатрическим диагнозам. Александр Чернышев объяснил, что врачи областной военно-врачебной комиссии не направляют на обследование, а лишь рекомендуют комиссиям районных военкоматов выдать такое направление. При этом он подтвердил, что призывник не имеет права от него отказаться.

Источник: https://www.svoboda.org/a/27440420.html

Юр-решение
Добавить комментарий