Как вести действующий бизнес, после смерти собственника?

Почему люди продают готовый бизнес?

Как вести действующий бизнес, после смерти собственника?

> Архив блога > Почему люди продают готовый бизнес?

Есть весомый аргумент, который приводят противники покупки готового бизнеса.

Звучит он так: «Зачем кому-то продавать компанию, которая приносит стабильный доход? Все равно что добровольно отдать курицу, несущую золотые яйца. Странно и подозрительно.

А значит, продаваемая компания скорее всего работает в минус». Но убыточность бизнеса — лишь одна из возможных причин продажи. Рассмотрим причины продажи детальнее.

Отсутствие прибыли

Самая частая и очевидная причина продажи организации. Предприниматель вложился в проект, но выйти в прибыль не удалось. Большинство новых бизнесов убыточно и закрывается в первые годы работы. Ничего не поделать.

Собственник решает вернуть свои вложения, чтобы не уходить с пустыми руками. Выставляет бизнес на продажу, а в качестве причины указывает что-то нейтральное: «продаю в связи со сменой места жительства», «не хватает времени на развитие» или «личные причины».

Дальше остается ждать, пока кто-нибудь позвонит.

Юридические форумы переполнены вопросами в стиле: «Приобрел компанию, а там огромные убытки. Как вернуть деньги?». Многие люди не умеют вести переговоры и правильно оценивать бизнес. Мошенник с удовольствием этим пользуются, упаковывая проблемный актив в изящную обертку.

Стоит ли связываться с убыточным бизнесом?

Убыточный бизнес не значит безнадежный. Возможно, собственник не уделял должного внимания своему детищу. Не выстроил систему управления и делегирования. Не занимался клиентским сервисом.

Если продавец не скрывает проблем, внятно и четко обозначает причины трудностей, то такое предложение можно рассмотреть. Убыточные предприятия покупают в следующих ситуациях:

  • точно известно, что нужно сделать для вывода проекта в плюс;
  • фирма продается существенно ниже рыночной цены;
  • с перспективой «на запчасти». Сама компания не нужна, но у нее есть ценные активы: уникальные технологии и программное обеспечение, бренд, квалифицированные сотрудники, клиентская база, сеть офисов обслуживания.

Бизнес изначально строился под продажу

Некоторые люди расценивают бизнес как очередной проект, а не дело всей жизни. Они создают и развивают компании, а потом продают на пике стоимости. Полученные деньги вкладывают в открытие новой фирмы. И так по кругу. Их бизнес — создавать бизнесы под продажу.

Покупатель получает готовую фирму с отлаженными процессами, постоянными контрагентами и раскрученным брендом. «Серийные» предприниматели дорожат своей репутацией, поэтому не прибегают к обману. Стоит понимать: приобретение фирмы от именитого создателя не гарантирует успеха. Даже качественный актив можно разрушить неумелым руководством.

Олег Тиньков — пример «серийного» предпринимателя. В 1995 году создал сеть магазинов бытовой техники «Техношок», а в 1997 году продал за $7 млн Виктору Гордейчуку.

В 1996 году открыл музыкальные магазины «Music Шок», которые вскоре выкупила Gala Records. В 1998 году основал цех по производству пельменей «Дарья». В 2001 году «Дарья» досталась Роману Абрамовичу за $21 млн.

Потом была пивоваренная компания «Тинькофф», которую в итоге приобрел Sun Interbrew за $200 млн.

Обманутые ожидания

Чистая прибыль в 1 миллион рублей ежемесячно – это много или мало? Смотря для кого. Многие участники списка «Форбс» за такие «копейки» и мизинцем не пошевелят.

Что для одного – несметные богатства, для другого – хлебные крошки. Если мы считаем, что предприятие приносит хороший доход, совсем не факт, что владелец думает так же.

Когда он открывал дело, то рассчитывал на большее. Не получилось.

Основатель может избавиться от бизнеса по таким причинам:

  • прибыль есть, но он считает ее недостаточной;
  • темпы роста не соответствуют ожидаемым;
  • бизнес не поддается масштабированию;
  • затраты личного времени на управление не сопоставимы доходу.

Это субъективный фактор. Чужие ожидания — не наши проблемы.

Смерть собственника

Собственник умирает. Бизнес переходит по наследству к родственникам, которые не могут или не хотят развивать дело. Они выставляют компанию на продажу, чтобы избавиться от сложного в управлении актива.

Покупателю следует проявлять осторожность. Подобные сделки лучше проводить при участии опытного юриста. В чем нужно убедиться:

  • процедура наследования завершена;
  • права третьих лиц не нарушены;
  • продавец является настоящим наследником.

Иначе сделка может быть оспорена через суд. В остальном это красивая и благородная ситуация: вы продолжаете дело человека, который отдал ему жизнь.

Желание сменить направление

Бизнес бывает престижным и не очень. В сознании масс владеть рестораном – престижно, а возглавлять фирму по предоставлению ассенизаторских услуг – нет. Предприниматель работает не только ради денег. Есть более возвышенные материи: общественное признание, уважение, статус в обществе.

Хозяин похоронной фирмы устал терпеть шутки друзей.

Он продал компанию, а на вырученные средства открыл ресторан в центре города: с белыми скатертями, вышколенными официантами и крошечными блюдами на гигантских тарелках.

Ресторан не генерирует нужную прибыль, но владелец счастлив. Ведь теперь он ресторатор и может собирать друзей у себя в заведении. Высокопоставленные чиновники уважительно жмут ему руку, когда заезжают пообедать.

Это нормально. Человек хочет заняться чем-то другим, но средств на все не хватает. Логично будет избавиться от старого, а освободившиеся средства инвестировать в новый проект.

Личные долги                   

Предприниматель может иметь сверхприбыльный бизнес, но быть по уши в долгах. Большие деньги рождают еще большие потребности. Если с личными обязательствами не разобраться, кредиторы через суд отберут компанию. Бизнес будет выставлен на торги и уйдет за копейки. Поэтому владелец срочно может продавать организацию по рыночной стоимости.

Для покупателя такой вариант несет риски:

  1. Если бывший собственник не умеет контролировать свой личный бюджет, то как он управлял финансами компании? Возможно там тоже все печально: неисполненные обязательства перед поставщиками и клиентами, долги по зарплате и налогам, недостачи в кассах.
  2. Оспаривание продажи. Если собственник не вернет деньги, кредиторы могут начать процедуру банкротства. Тогда все его сделки за 3 года могут быть признаны недействительными (п.2 ст.61.2 Федерального закона N 127-ФЗ).

Раздел бизнеса между акционерами

В России многие люди боятся заниматься бизнесом самостоятельно, поэтому находят партнеров. Так рождаются ООО с пятью учредителями, где у каждого свой взгляд на развитие проекта. Скоро они начинают бороться за власть, размывают доли друг друга, ходят по судам.

Устав от внутрикорпоративных разборок, совладельцы пытаются выйти из бизнеса и вернуть вложенные средства. Вот как появляются предложения в стиле «продам 25% доли в ООО». К ним стоит отнестись скептически: покупатель очень быстро попадет в самый эпицентр урагана.

В 2016 году развернулся громкий конфликт между собственниками интернет-ретейлера «Юлмарт». Компанией владели три человека: Костыгин, Мейер, Васинкевич. Между акционерами возникли разногласия по стратегии развития. Васинкевич решил выйти из дела и потребовал, чтобы партнеры выкупили его долю.

В связи с неадекватной оценкой стоимости доли, партнеры отказались. Началась корпоративная война. Управление компанией было парализовано: стороны блокировали решения друг друга. Костыгин сначала пытался размыть долю Васинкевича, но столкнулся с еще большими проблемами – был отправлен под домашний арест.

Сейчас компания переживает непростые времена и утратила лидерство на российском рынке продажи электроники.

Эмоциональное выгорание

Люди, которые никогда не занимались бизнесом, представляют жизнь предпринимателя как беззаботное существование, пропитанное деньгами, роскошью и путешествиями. Мало кто видел обратную сторону этого «бесконечного праздника».

Предприниматель живет словно на вулкане. Чем больше государство помогает малому бизнесу, тем хуже. Одна проверка сменяется другой, штрафы следуют за предписаниями. Работники ошибаются, а расплачивается руководитель или собственник.

При это фраза «расплачивается» – не фигуральная, довольно часто приходится действительно платить штрафы или идти на уступки по цене заключаемого контракта. Ночи без сна, а дни в сомнениях в те моменты, когда еще не ясны перспективы бизнес идеи.

Невозможность расслабиться даже в отпуске, когда телефон разрывается от звонков в стиле «шеф, у нас проблемы, что делать?». Даже у самых спокойных людей возникает желание бросить все и жить спокойно.

Евгений работал автоюристом, а потом открыл собственную фирму. Он помогал пострадавшим в ДТП получить справедливые выплаты от страховщиков. Компания вышла в плюс на второй месяц существования. Но однажды в 5 утра к Евгению домой приехали хмурые оперативники из ОБЭП. Одновременно обыски прошли у него в офисе.

Оказалось, что сразу несколько его клиентов имитировали ДТП и мошенничали со страховками. Евгений был не в курсе. Следствие длилось около года, допросы чередовались с очными ставками и повторными обысками. Евгению повезло — он прошел по делу в качестве свидетеля.

Но события заставили закрыть фирму и переехать в другой город.

Запомнить

  1. К покупке готового бизнеса нужно подходить скептически. Всегда есть риск приобрести кота в мешке.
  2. Не стоит лезть в корпоративные споры. Пусть чужие войны остаются чужими.
  3. Нельзя верить сладким обещаниям продавца.
  4. Ориентироваться на реальную стоимость активов и величину долгов, которые можно выяснить только путем инвентаризации и оценки.
  5. Не приобретать организацию у хронического должника.

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях    .

Мы ответим на все поступающие вопросы. Только правда про финансы.

15.03.2019

← Архив новостей

Источник: https://ce-na.ru/news/pochemu-lyudi-prodayut-gotovyy-biznes/

Как избежать конфликтов при передаче бизнеса по наследству | Миллиардеры

Как вести действующий бизнес, после смерти собственника?

Единственный сын президента «Лукойла» ушел из компании и занялся своим бизнесом, рассказал миллиардер в интервью «Ведомостям» в октябре 2018-го.

Юсуфу через компанию «ЭКТО» принадлежит 60% ООО «ВТП» (транспортировка нефти), пополам с отцом он владеет ООО «Лукавто» (дилер Mercedes-Benz), его жена Алиса руководит ООО «Юсал» (управление недвижимостью). Еще у Юсуфа есть компания под названием «План Б» (производство безалкогольных напитков).

«План А», впрочем, тоже никто не отменял: по завещанию Юсуф получит принадлежащий отцу пакет акций «Лукойла», но управлять компанией не будет.

*Здесь и далее указано состояние и место на 19 апреля 2019 года.
 

Дочь основного владельца компаний «Новатэк» и «Сибур» с 2016 года входит в попечительский совет New Museum. Ее отец в 2009-м создал фонд поддержки молодых российских художников «Виктория — Искусство быть современным» (V-A-C Foundation).

С недавних пор Виктория занимается и бизнесом — летом 2018 года она стала единственным собственником строительной компании «Нова», подрядчика «Новатэка». Виктория принципиально не дает интервью, отказывается от общения со СМИ.

О ее младшем брате почти ничего не известно. 

В середине 1990-х у владельца НЛМК сгорела дача, он отправил сыновей за границу и с тех пор избегает разговоров о семье.

Старший сын Дмитрий работает в компаниях отца с середины 2000-х, входит в советы директоров многих транспортных компаний холдинга UCL, курирует «Румедиа» (Business FM и Radio Chocolate).

Юрий владеет люксембургской компанией по управлению капиталом RiskInvest Holding — ей принадлежит 4,25% Fletcher Group, в которую входят НЛМК и UCLH. Дмитрий считает, что отец передаст управление сыновьям «хоть завтра». Анастасия учится в МГУ.

Сын основного акционера УГМК окончил Лондонскую школу экономики и бизнес-школу Hult, работает в группе отца заместителем гендиректора по коммерческим и финансовым вопросам Челябинского цинкового завода.

Вместе с казахским бизнесменом Кенесом Ракишевым является партнером израильского венчурного фонда Singulariteam (инвестиции в финтех).

В конце 2018-го стал почти стопроцентным владельцем компании «Инфрамайн» (цифровые решения для металлургической, угольной и химической промышленности). Среди клиентов «Казцинк», Glencore и УГМК.

Старшая, Наталья, изучала литературу в Оксфорде. Вернувшись в Россию, по словам источников Forbes, занялась кино. Ксения окончила Эдинбургский университет, изучала философию и французский. У нее два сына. Муж — Глеб Франк, сын гендиректора «Совкомфлота» Сергея Франка.

В 2018 году Ксения продала свои 12,5% акций «Согаза», доставшихся от отца. Она работает в Благотворительном фонде Елены и Геннадия Тимченко, который занял первое место в рейтинге благотворительных фондов российских миллиардеров Forbes.

Младший сын Иван родился в Хельсинки, изучает международные отношения в Женевском университете.

Жена владельца компаний «Еврохим» и СУЭК, бывшая солистка белградской группы Models Александра Мельниченко (в девичестве Сандра Николич) родила в 2017 году второго ребенка — мальчика Адриана. Дочери Мельниченко Таре семь лет.

Дети вместе с родителями путешествуют по всему миру — у Мельниченко есть дома в Монако, Франции, США, Великобритании, Швейцарии и России и две мегаяхты: крупнейшая в мире парусная яхта «А» и моторная яхта «А».

Последний раз семью в полном составе видели на общественном пляже карибского острова Ангилья в конце марта 2019 года.

Дети владельца ГК «Ренова», попавшего под санкции США, тесно связаны с Америкой. Оба окончили Йельский университет. Ирина в 2005-м стала соучредителем НП «Йельский клуб» в России.

Александр — гражданин США по рождению, работал с венчурным фондом «Реновы» Columbus Nova Technology Partners (CNTP), владеет автосалонами Ferrari в Денвере и Филадельфии. Ирина до 2002 года работала в Нью-Йорке аналитиком Citigroup, а в 2002–2009 годах — в СУАЛе и «Ренове».

Сейчас живет в Москве с двумя детьми и мужем Салаватом Резбаевым, основателем Trilogy Capital Group.

Летом 2015 года единственная дочь генерального директора Уральской горно-металлургической компании (УГМК) окончила Ломоносовскую школу «Интек» в Истринском районе Подмосковья с золотой медалью «За особые успехи в обучении», после чего поступила на платное отделение экономического факультета Высшей школы экономики (ВШЭ). По окончании третьего курса бакалавриата в 2018 году Мария Андреевна Козицына в общем рейтинге 272 студентов своего курса занимала 127-е место со средним баллом 6,96 из 10 возможных.

В октябре 2018 года совладелец «Лукойла» Леонид Федун передал сыну и дочери 17 млн акций из своего пакета. Сейчас эти акции стоят почти $1,5 млрд, но могут ли дети распоряжаться ими по своему усмотрению и сколько приходится на каждого, не раскрывается.

Сын Антон живет в Лондоне, управляет своими люксовыми отелями The Ampersand Hotel и Vintry & Mercer. Он окончил Университет Суррея по специальности «менеджмент и туризм» и бизнес-школу Regents. Его сестра Екатерина училась в МГИМО и в том же Regents.

В 2014-м она вышла замуж за Юхана Гераскина, технического директора ФК «Спартак» (до октября 2018 года).

Старшая дочь владельца Магнитки Татьяна в середине нулевых занималась поставками продукции комбината за рубеж. Позже начала собственный бизнес: имела долю в стройцентре «Строй Двор», сейчас у нее строительная компания «Реконструкция».

Ольга проработала на комбинате отца 13 лет, в последние годы — директором по финансам московского представительства ММК. В 2017 году ушла с этой позиции, сохранив место в совете директоров. Ольга владеет виллами (Villa les Figuiers и Villa Nellcote) во Франции, которые ранее принадлежали ее отцу.

В 2013 году снялась в эпизоде фильма Тимура Бекмамбетова «Елки-3».

В 2013-м владелец «Интерроса» Владимир Потанин первым в России присоединился к «Клятве дарения», пообещав отдать не менее 50% своего капитала на благотворительность. Его старшие дети увлекались аквабайком: сын — многократный чемпион России, дочь — трижды чемпионка мира.

После аквабайка Анастасия занялась танцами, благодаря чему познакомилась со своим мужем, танцором Артемом Кручиным. В 2018 году они сыграли свадьбу в Антибе. Иван — аналитик в нью-йоркской LR Global, Василий учился в Нью-Йорке в Friends Academy.

Во втором браке у миллиардера есть дочь Варя и сын.

Старшая дочь основателя «Альфа-Групп» Лора во время учебы в Йеле танцевала в балетной труппе Yaledancers, после выпуска подписала контракт с Израильским государственным балетом.

Катя, окончив Йель, осталась в Нью-Йорке и с августа 2018-го работает в компании Teneo (управленческий консалтинг). Сын Александр летом окончит Севенокс и переедет из Англии в США — будет учиться в бизнес-школе Штерна.

Он уже занимается бизнесом как соучредитель event-агентства «Артист Банк» и компании AFF Hookah (кальяны по аутсорсингу). Младшая, Ника, пока учится в Москве.

С первой женой Еленой Митюковой владелец «Северстали» развелся в 1996 году, когда сыну Илье было десять лет. Мордашов с ним давно не общается.

От второй жены, тоже Елены, у него два сына — Кирилл и Никита, им Мордашов передаст 65% акций золотодобывающей компании Nordgold. Это позволит братьям стать участниками списка Forbes.

С третьей женой Мариной у бизнесмена трое детей. Они все учатся в школе Wunderpark на Новой Риге, которую открыла их мама.

Дочь основателя сети «Магнит» окончила Кубанский государственный университет по программе «экономика». На старших курсах университета Полина стала участвовать в жизни отцовской компании: присутствовала на совещаниях, общалась с начальниками подразделений, вникая в подробности управления.

Но Галицкий не хочет, чтобы она занималась бизнесом. «Я видел бизнес. Я не хочу такую жизнь своей дочери», — говорил он в интервью «Русским норм!». Опасения бизнесмена небезосновательны: открытый летом 2018 года фитнес-центр «Сайклклаб», в котором Полине принадлежало 50%, сейчас ликвидируется.

Старшая дочь экс-владельца «Уралкалия» Екатерина занимается верховой ездой. Благодаря этому познакомилась с внучкой Аристотеля Онассиса Афиной и договорилась с ней о покупке греческого острова Скорпиос. Сейчас он принадлежит семейному трасту, Екатерина — бенефициар.

На острове сыграли ее свадьбу с уругвайским финансистом Хуаном Сартори, который хочет стать президентом Уругвая. У пары двое детей. Младшая дочь Рыболовлева Анна живет в Швейцарии с его бывшей женой Еленой, которая после развода получила $600 млн и вошла в список Forbes.

Сын совладельца «Евраза» начинал карьеру в компании отца. Отработав около года, он перешел в УК «Тройка Диалог» на должность аналитика по телекомам и IT-сектору.

Наследник миллиардера попробовал себя и на госслужбе в «Росатоме», но разочаровался и уехал в Лондон получать MBA.

Там же будущий бизнесмен устроился на работу в венчурный фонд DFJ Esprit, а позже вместе с другом, с которым учился во ВШЭ, создал уже свой фонд. Сейчас под управлением Target Global находится более $700 млн.

Дети акционера LetterOne, председателя совета директоров банковской группы «Альфа-банк» Петра Авена в 2016 году окончили учебу в Йельском университете и остались в Нью-Йорке.

Денис, который изучал экономику и математику, сначала работал аналитиком в инвесткомпании Lazard, а в августе 2018-го перешел в Warburg Pincus, где специализируется на инвестициях в сектор ТМТ (технологии, медиа и телеком).

Дарья работала координатором по развитию продуктов в нью-йоркской компании MAC Cosmetics, а в январе 2018-го перешла в Tom Ford.

У Алексея Кузьмичева, партнера Михаила Фридмана по «Альфа-Групп» и LetterOne, в конце октября прошлого года родились дочки-двойняшки Марго и Тая.

Их старший брат Алексис живет в Париже, учится в одной из лучших частных школ Франции, играет в теннис, любит музыку, с большим удовольствием слушает хард-рок. Новогодние каникулы провел с отцом в Санкт-Морице, вместе катались на лыжах.

Маму Светлану Кузьмичеву-Успенскую с двухмесячными девочками оставили внизу, на море в Сен-Тропе.

У старшей дочери совладельца LetterOne Евы в 2018 году родился сын, его назвали Борисом, в честь прадедушки. Ева живет в Лондоне с мужем, голландским юристом Алексом ван дер Цваном, до недавнего времени сотрудником фирмы Skadden.

В апреле 2018 года его приговорили к 30 дням тюрьмы за дачу ложных показаний агентам ФБР о его связях с Риком Гейтсом, партнером бывшего руководителя избирательной кампании Дональда Трампа Пола Манафорта.

Младшая дочь Эля учится в Веллингтон-колледже в британском графстве Беркшир.

Единственный сын основного владельца Трубной металлургической компании и группы «Синара» живет с женой и двумя детьми в Женеве, управляет швейцарским инвестфондом Lera Uncorrelated Fund, который размещает капитал в хедж-фонды.

Он участвует в развитии семейного винодельческого хозяйства Bebian, расположенного на юге Франции в Пезенасе.

Бизнес отца ему интересен — Александр входит в советы директоров «Синары» и ТМК, возглавляет совет СКБ-банка, занимается развитием группы СКБ (включает Газэнергобанк и ДелоБанк). Играет в теннис, увлекается авиацией.

Источник: https://www.forbes.ru/milliardery/377171-kak-izbezhat-konfliktov-pri-peredache-biznesa-po-nasledstvu

Для благодарных потомков: собственник обязан подумать о судьбе своего бизнеса даже после собственной смерти

Как вести действующий бизнес, после смерти собственника?

Cобственники украинского бизнеса, увы, тоже болеют и стареют — все чаще адвокатам приходится составлять для них завещания. Правда, одно дело завещать виллу на Кипре, а совсем другое — предприятие с многотысячным штатом рабочих.

Не­умелое руководство бизнесом или непомерная жадность наследников однозначно приведут к его банкротству и принесут горе многим людям. Можно ли позаботиться о своем бизнесе и сохранить его после смерти? Вариантов немного.

Хитрости наследования

Бизнес, как и любое имущество, можно наследовать по закону или по завещанию. В первом случае закон определяет, кто может быть призван к наследованию. Всего существует пять очередей. К первой очереди относятся дети, супруг и родители.

К последней — любые родственники до шестой степени родства включительно. Принцип очередности прост: если нет в живых наследников первой очереди, права наследования имущества переходят к наследникам второй очереди и т. д.

При этом все имущество, включая доли в бизнесе, делится пропорционально между наследниками.

https://www.youtube.com/watch?v=bu9rW_8VzJA

Если составлено завещание, порядок наследования меняется. Этим документом, который обязательно заверяется нотариально, предприниматель имеет право распределить свое имущество между кем угодно в неравных частях и лишить наследства одного или нескольких своих родственников.

Но следует учитывать, что воля завещания ограничена обязательной частью в наследстве. Так что «забыть» о своих семьях, в том числе бывших, не удастся. «Нельзя лишить наследства несовершеннолетних или нетрудоспособных совершеннолетних собственных или приемных детей.

Также на обязательную часть наследства имеют право нетрудоспособный супруг и родители умершего. Например, если у бизнесмена есть несовершеннолетние дети, то его вдова имеет право требовать выделения их обязательной части в наследстве их отца.

Для защиты своих прав она должна обратиться с письменным заявлением к нотариусу по месту открытия наследства», — рассказывает партнер адвокатской компании «Золотая Середина» Наталья Бочарова.

Если говорить о наследовании бизнеса, то наследникам достаются доли или акции в хозяйствующих обществах (ООО, ПАО, ЧП и т. д.), которые при жизни принадлежали бизнесмену.

Что касается ООО, то согласно законодательству, доля в уставном капитале такой компании переходит к наследнику физического лица — учредителя, если уставом компании не установлено, что такой переход допускается лишь по согласию других участников общества.

При наследовании акций в частном либо публичном акционерном обществе наследникам не нужно получать согласие других акционеров акционерного общества, даже если уставом акционерного общества предусмотрено иное. Судом такие споры, как правило, решаются в пользу наследника.

«Первым шагом, который должен предпринять наследник для оформления права собственности на наследство в виде акций, является перерегистрация права собственности на акции в депозитарном учреждении (ранее — хранитель — ред.).

Документом, подтверждающим право собственности на акции, является выписка со счета в ценных бумагах», — рассказывает Контрактам юрист юридической фирмы «Лавринович и Партнеры» Павел Мусихин.

Отдельно стоит отметить такую форму предприятий, как частное предприятие (ЧП). До принятия в 2003 году Гражданского и Хозяйственного кодексов, такая форма организации бизнеса была весьма популярна.

Одна из главных причин: для его создания не требовалось формирование уставного капитала, что значительно упрощало организацию бизнеса и начало предпринимательской деятельности. В этом плюсе и кроется подвох.

Если нет уставного капитала, значит, нет и долей, которые могли бы переходить по наследству. «В итоге такое частное предприятие может вообще не попасть в наследственную массу из-за отсутствия объекта наследования.

Для устранения указанных проблем считаем, что в подобных предприятиях собственнику бизнеса следует заранее позаботиться о формировании уставного капитала, для того чтобы были сформированы доли, которые перейдут в наследство», — советует Наталья Бочарова.

Жадные наследники

«Защититься от жадных наследников не получится, ведь они являются такими же совладельцами бизнеса, как и другие акционеры или учредители. Соответственно, наследники имеют те же права и обязанности, что и их предшественник-наследодатель», — сразу предупреждает адвокат правовой группы «Павленко и Побережнюк» Елена Перцова.

И добавляет, что исключением бывают такие случаи, когда наследники не могут стать полноценными собственниками бизнеса. Тут на помощь приходит грамотно составленный устав предприятия. Для ООО это сделать несложно: соучредителям достаточно прописать в уставе положение, согласно которому их наследники смогут войти в состав общества исключительно по согласию остальных соучредителей.

А учредители могут решить «не пускать» в общество посторонних, ограничившись денежной выплатой, пропорциональной доли умершего участника в имуществе общества.

«Таким образом, главным оружием совладельцев бизнеса являются именно учредительные документы, в которых можно, учитывая все возможные риски, предусмотреть наиболее безопасную и выгодную процедуру принятия новых участников», — подчеркивает юрист адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Анна Мартыненко.

Если же речь идет об акциях в акционерных обществах или доле в капитале общества с ограниченной ответственностью, которым наследодатель владел единолично, тогда наследники получают корпоративные права в бизнесе в порядке наследования. Без вариантов.

«Принимая в наследство бизнес, наследники получают не только деньги и прибыль, но и все договорные, долговые и иные обязательства, которыми это предприятие было связано ко дню смерти наследодателя», — напоминает партнер юридической компании «ЛЕКОН» Марина Матюшенко.

Можно ли указывать в завещании условие не продавать бизнес в течение определенного времени после получения наследства? Если коротко — нельзя. «Вступление в наследство подтверждается свидетельством о праве на наследство.

С момента получения свидетельства наследник является собственником долей или акций компании. И как только это произошло, его никто и ничто не может ограничить в распоряжении своей собственностью.

При этом отчуждение долей/акций происходит с учетом особенностей законодательства, регулирующего корпоративные правоотношения», — уточняет Наталья Бочарова.

С другой стороны, если собственник бизнеса захочет, он все же сможет защитить свой бизнес от своих жадных родственников, не лишая их наследства. Верный способ — открытие траста.

«На траст собственник переводит все имущество и корпоративные права, компания — управитель трастом распоряжается им в интересах собственника (при жизни) или в интересах бенефициаров — наследников.

При этом можно прописать, что наследники не могут сами распоряжаться бизнесом, а получают лишь дивиденды», — объясняет Контрактам адвокат юридической компании TIC Денис Писанный.

Однако, без всякого сомнения, лучший способ сохранить бизнес — это заранее, еще при жизни наследодателя, найти того человека, который был бы увлечен тем же делом. А потом завещать свою долю в бизнесе этому достойному наследнику.

Компаньоны-ловкачи

В день смерти бизнесмена «открывается» его наследство. Получить на него права наследники смогут только через шесть месяцев. А до тех пор его имущество, по сути, «висит в воздухе». На это время бразды правления на предприятии могут перейти бизнес-партнеру или нанятому директору.

«Этого времени достаточно, чтобы компаньоны наследодателя или наемные руководители компании могли «перепрятать» или же вовсе «избавить» наследников от унаследованного имущества.

Не исключено, что иные акционеры или участники, пользуясь моментом, захотят получить контроль над активами предприятия путем вложения практически всех активов в другие компании или же искусственно создать долговые обязательства компании», — рассказывает Наталья Бочарова.

По ее словам, если наследники с самого начала не проявят интерес к бизнесу своего упокоившегося родственника, то вступив в права наследования, они могут обнаружить, что акции или доли компании совершенно ничего не стоят, а процветающий когда-то бизнес погряз в долгах.

«Если наследники видят, что их потенциальные компаньоны ведут себя недобросовестно, растаскивая компанию по частям и отчуждая ее активы, не стоит терять времени. В таком случае целесообразно наложить аресты на активы компании и запретить ее руководству совершать действия, ведущие к отчуждению имущества. Сделать это можно в судебном порядке, инициировав один или несколько споров с компанией и ее совладельцами», — делится опытом Елена Перцова.

Также для защиты и сохранения бизнеса наследникам необходимо иметь полный список имущества, которое принадлежало наследодателю, чтобы, не тратя время на поиски, взять дело под жесткий контроль.

Иначе что-то принадлежавшее наследодателю может уйти из их рук к более предприимчивым людям.

«Если наследники не осведомлены о составе имущества, они могут обратиться к нотариусу, который предоставит им необходимую информацию путем направления официальных запросов во всевозможные структуры», — советует Марина Матюшенко.

При этом нужно знать, что наследодатель имеет право в завещании назначить душеприказчика — исполнителя завещания, который будет исполнять волю завещателя, охранять имущество и управлять им.

https://www.youtube.com/watch?v=4bsfIoHZEoI

Второй враг добросовестных наследников бизнеса — рейдеры. Они могут воспользоваться безвластием на успешном предприятии, чтобы максимально поживиться его имуществом. Для этого им понадобится время.

Чтобы его выиграть, недружественные компании самостоятельно готовы финансировать возможных претендентов на имущество, чтобы с помощью судебных исков и иными разнообразными способами максимально затянуть вступление в права наследников. «В таком случае наследник, к сожалению, практически беззащитен.

Единственным выходом может служить встречное требование о признании права собственности в порядке наследования», — констатирует старший юрист юридической фирмы «Гвоздий и Оберкович» Дмитрий Джулай.

Как подготовить собственность к наследованию:

провести тщательную юридическую экспертизу правоустанавливающих документов на объекты недвижимого имущества, находящегося в собственности компании;

при необходимости переоформить собственность;

легализировать активы;

получить отсутствующие бумаги из уполномоченных государственных органов;

прояснить свои отношения с деловыми партнерами;

внести изменения и дополнения в уставные документы действующих компаний или при необходимости создать новые;

назначить душеприказчика;

обеспечить нотариальные копии уставных документов компании, в которых зафиксирована доля наследодателя (желательно, чтобы такие копии находились в месте, известном и доступном для наследника).

Ольга Вилик, Контракт

Источник: https://knpartners.com.ua/dlja-blagodarnyh-potomkov-sobstvennik-objazan-podumat-o-sudbe-svoego-biznesa-dazhe-posle-sobstvennoj-smerti/

Юр-решение
Добавить комментарий