Как доказать что я законный представитель

Законный представитель несовершеннолетнего в уголовном судопроизводстве, его права

Как доказать что я законный представитель

В статье 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации указано, что по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители.

Данное правило означает следующее, что законный представитель должен быть допущен вне зависимости от того, поступило или нет от него соответствующее ходатайство, а также что, у каждого несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) должен быть хотя бы один законный представитель.

Следователь, орган дознания, дознаватель обязаны привлечь к участию в уголовном деле законных представителей несовершеннолетнего.

Законные представители — родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства.

Для допуска законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого к участию в уголовном деле ему достаточно предъявить документ, удостоверяющий его отношения с представляемым.

Законный представитель допускается к участию в уголовном судопроизводстве для отстаивания законных интересов несовершеннолетнего лица, подвергаемого уголовному преследованию, и оказания ему содействия в осуществлении его прав.

Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускаются к участию в уголовном деле на основании постановления следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого.

При допуске к участию в уголовном деле им разъясняются права, предусмотренные частью второй статьи 426 УПК РФ.

Законный представитель вправе знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний; присутствовать при предъявлении обвинения; участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя – в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника; знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей; заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора; представлять доказательства; по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела.

Участие законного представителя несовершеннолетнего подсудимого в судебном заседании урегулировано в статье 428 УПК РФ.

Так, в судебное заседание вызываются законные представители несовершеннолетнего подсудимого, которые вправе: заявлять ходатайства и отводы, давать показания, представлять доказательства, участвовать в прениях сторон, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

По определению или постановлению суда законный представитель может быть отстранен от участия в судебном разбирательстве, если есть основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подсудимого. В этом случае допускается другой законный представитель несовершеннолетнего подсудимого.

Неявка своевременно извещенного законного представителя несовершеннолетнего подсудимого не приостанавливает рассмотрения уголовного дела, если суд не найдет его участие необходимым.

Если законный представитель несовершеннолетнего подсудимого допущен к участию в уголовном деле в качестве защитника или гражданского ответчика, то он имеет права и несет ответственность, предусмотренные статьями 53 и 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Следователь (дознаватель) в любой ситуации обязан установить, кто несет имущественную ответственность за вред, причиненный обвиняемым, и соответственно привлечь такового в качестве гражданского ответчика.

Если органом предварительного расследования к участию в деле в качестве гражданских ответчиков не были привлечены родители, опекуны, попечители, а также лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие учреждения, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями несовершеннолетнего, суд при наличии исковых требований должен вынести определение (постановление) о признании указанных лиц и организаций гражданскими ответчиками, разъяснить им права гражданского ответчика, и обеспечить условия для реализации этих прав.

В качестве гражданских ответчиков могут быть привлечены родители (усыновители), попечители несовершеннолетних обвиняемых, а также организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которую под надзор был помещен несовершеннолетний, если последние не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1074 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Источник: https://mosoblproc.ru/explain/e181/

А. А. ЛАРИНКОВ

Участие в ходе предварительного расследования законных
представителей несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых

Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации все больше ориентируется на общепризнанные принципы и нормы международного права в сфере ювенальной юстиции и в целом стремится отражать требования международных стандартов о необходимости максимальной защиты прав и интересов несовершеннолетних(1).

В соответствии с требованиями п. 46 ст. 5 и ст.

48 УПК РФ законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого является полноправным и самостоятельным участником уголовного судопроизводства со стороны защиты, а его участие в производстве по делам несовершеннолетних является обязательной и важной гарантией реализации прав несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых (ч.

3 ст. 16, ст. 48 УПК РФ). Вступление в уголовный процесс законного представителя не зависит от воли и желания представляемого лица, поскольку полномочия на представительство приобретаются на основании закона. Соответственно, от оказываемой законным представителем помощи представляемый отказаться не может(2).

В подтверждение сказанного можно привести справедливое суждение Э. Б.

Мельниковой, согласно которому участие законного представителя несовершеннолетнего в российском уголовном процессе связано с двумя обстоятельствами: с неполнотой процессуальной дееспособности несовершеннолетнего и с тем, что законный представитель несет ответственность за воспитание и поведение несовершеннолетнего(3). Именно поэтому законный представитель призван оказывать несовершеннолетнему моральную и психологическую поддержку, действовать в его интересах, активно пользоваться предоставленными правами и совместно с адвокатом выбирать наиболее эффективные и оптимальные пути защиты несовершеннолетнего.

Как показывает анализ юридической литературы и действующего уголовно-процессуального законодательства, вопросы о правовой природе законного представительства и его соотношении с другими уголовно-процессуальными институтами, в том числе и в ходе досудебного производства, разрешаются неоднозначно.

Основной причиной сложившейся ситуации выступает несовершенство норм, образующих институт представительства несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых в уголовном процессе в целом и в ходе досудебного производства в частности.

А это, в свою очередь, приводит к тому, что на практике следователи и дознаватели нередко сталкиваются с трудностями при обеспечении участия законных представителей несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых в ходе досудебного производства.

Понятие законного представителя и круг лиц, наделенных правом осуществлять его функции в уголовном процессе, раскрываются в п. 12 ст. 5 УПК РФ.

Стр.41

Уголовно-процессуальным законом предусмотрен строго ограниченный круг лиц, которые могут быть законными представителями. На то обстоятельство, что в п. 12 ст. 5 УПК РФ приведен исчерпывающий перечень лиц, указывают многие ученые(1).

Эта позиция подтверждена также Верховным Судом Российской Федерации(2).

Поэтому на практике при решении вопроса о том, кто же может быть признан законным представителем несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого необходимо руководствоваться требованиями п. 12 ст. 5 УПК РФ.

Применительно к стадии предварительного расследования момент привлечения законного представителя связан с первым допросом несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого (ч. 1 ст. 426 УПК РФ).

Таким образом, несмотря на требование о незамедлительном извещении законного представителя о задержании несовершеннолетнего (ч. 3 ст.

 423 УПК РФ) законный представитель в досудебном производстве допускается к участию по уголовным делам лишь с момента первого допроса несовершен-нолетнего подозреваемого или обвиняемого.

Законный представитель допускается к участию в уголовном процессе для отстаивания законных интересов несовершеннолетнего, подвергаемого уголовному преследованию, и оказания ему содействия в осуществлении его прав.

Привлечение законного представителя является обязательным условием предварительного расследования, выполнение которого возложено на следователя (дознавателя) (ч. 3 ст. 16 и ч. 1 ст. 426 УПК РФ).

Именно допуск законного представителя к участию в деле на основании постановления гарантирует соблюдение прав несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых и создает предпосылки для эффективной и своевременной их реализации.

Только наличие в уголовном деле постановления о допуске законного представителя позволяет узнать, когда он был фактически допущен, и определить, не нарушено ли при этом требование уголовно-процессуального закона о моменте его привлечения к участию в уголовном процессе.

При допуске к участию в уголовном деле законному представителю разъясняются его права (ч. 2 ст. 426 УПК РФ), которые заслуживают особого внимания, поскольку процессуальное положение законного представителя несовершеннолетнего в досудебном производстве имеет определенную специфику.

Например, законный представитель действует не вместо несовершеннолетнего, а вместе с ним, являясь при этом самостоятельным участником уголовного судопроизводства, имеющим предусмотренные законом процессуальные права.

А следовательно, он отстаивает и защищает не только интересы несовершеннолетнего, но и свои собственные(3).

К числу прав законного представителя законодатель относит следующие (ч. 2 ст.

 426 УПК РФ): 1) знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний; 2) присутствовать при предъявлении обвинения; 3) участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя — в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника; 4) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей; 5) заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора;

6) представлять доказательства;

Стр.42

3. Мельникова Э. Б. Указ. соч. С. 86.

7) по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме.

Помимо указанных в ч. 2 ст. 426 УПК РФ прав законного представителя в целях его более эффективного участия в ходе досудебного производства и в интересах несовершеннолетнего законом предусмотрены:

право приглашать защитника для представляемого им несовершеннолетнего (ч. 1 ст. 50 УПК РФ); право участвовать в судебном заседании при рассмотрении вопроса о заключении несовершеннолетнего под стражу (ч. 4 ст.

 108 УПК РФ); право собирать и представлять доказательства путем дачи показаний, собирания письменных документов (справок, характеристик и т. п.

) и предметов с целью передачи их следователю (дознавателю) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств;

право отказаться от дачи показаний в соответствии со ст. 51 Конституции РФ(1).

Для активного участия законного представителя в ходе досудебного производства и реализации им своих прав он должен их хорошо знать. Именно поэтому в соответствии с ч. 1 ст.

11 УПК РФ обязанность по разъяснению законным представителям несовершеннолетних их прав, обязанностей и ответственности, а также обязанность по обеспечению возможности осуществления этих прав возложены на следователя или дознавателя.

Невыполнение требований по предоставлению несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым и их законным представителям возможности полной реализации их процессуальных прав всегда рассматривалось как нарушение прав участников уголовного судопроизводства, которое повлияло или могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора и являлось основанием отмены судебного решения судом кассационной инстанции(2).

Полагаем, что необходимо согласиться с мнением В. С. Шадрина, который отмечает: «Если лицу не сообщено о принадлежащих ему правах и они не разъяснены, вряд ли можно говорить об их обеспечении. Без знания содержания своих прав их субъект не в состоянии ими распорядиться»(3).

Объективный анализ судебной практики показывает, что последствия несвоевременного допуска законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого к участию в деле, а также несоблюдения других указанных требований уголовно-процессуального закона в отношении прав законного представителя могут повлечь отмену судебного решения и направление уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Данный вывод основан на правовой позиции высшей судебной инстанции страны.

Верховный Суд Российской Федерации указывает на то, что суду первой инстанции в судебном заседании необходимо проверять выполнение в ходе предварительного следствия требований закона в части соблюдения прав законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, так как их несоблюдение может повлечь признание протоколов допросов недопустимым доказательством, имея в виду, что недопустимые доказательства не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ(4).

Напрашивается вывод о том, что права законного представителя корреспондируют с обязанностью следователя (дознавателя) обеспечить реализацию этих прав (ч. 3 ст. 16 и ч. 1 ст. 426 УПК РФ).

Таким образом, следователь (дознаватель) обязан подтвердить материалами уголовного дела выполнение требований уголовно-процес-суального закона в части обеспечения реализации прав законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого:

Стр.43

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k712.html

Некоторые вопросы участия законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в реализации права на защиту в досудебном уголовном судопроизводстве РФ

Как доказать что я законный представитель

Корякина З. И.

Некоторые вопросы участия законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в реализации права на защиту в досудебном уголовном судопроизводстве РФ [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 178-181. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/37/511/ (дата обращения: 20.01.2020).

Согласно п.4 ст.

5 УПК РФ законными представителями несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого являются его родители, усыновители, опекуны или попечители, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний, органы опеки и попечительства. Перечень указанных лиц является исчерпывающим, их процессуальное положение определяется тем, что они являются участниками уголовного судопроизводства со стороны защиты, осуществляющей функцию защиты.

Участие в уголовном деле законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого способствует полноценному обеспечению права на защиту, полноте и объективности исследования всех обстоятельств дела, личности подозреваемого, обвиняемого, условий его жизни и воспитания.

Задачи, выполняемые законным представителем в ходе его участия в уголовном судопроизводстве могут быть следующие: – оказание несовершеннолетнему моральной и психологической, а также материальной поддержки; – защита интересов несовершеннолетнего; – совместный с адвокатом выбор наиболее эффективных и оптимальных путей защиты несовершеннолетнего; – оказание необходимой для защиты несовершеннолетнего лица помощи адвокату.

Для достижения цели и задач указанные представители стороны защиты производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних наделены возможностью активно пользоваться предоставленными им уголовно-процессуальным законом правами.

Так, согласно части первой ст.426 УПК РФ законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускаются к участию в уголовном деле на основании постановления следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего, в качестве подозреваемого или обвиняемого.

Тем не менее, в уголовно-процессуальной науке встречаются мнения об ограничении доступа законного представителя на допрос.

В частности о том, что «законодателю следовало бы предусмотреть возможность участия законных представителей в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого строго с разрешения следователя (исходя из обстоятельств дела), как это сделано в отношении иных следственных действий, поскольку участие родителей в допросе может негативно повлиять на процесс получения показаний вообще и достоверных в частности» [1, c.76; 2, с.45].

Нам представляется, что данное предложение не совсем соответствует требованиям УПК РФ, регламентирующим органам уголовного преследования обязанность обеспечить условия для реализации права на защиту.

Так, по уголовному делу по обвинению несовершеннолетних С. и С. в предумышленном убийстве защитником Я. одного из обвиняемых во время изучения материалов дела было заявлено ходатайство о признании недопустимым доказательством протокола допроса несовершеннолетнего подозреваемого, так как его допрос был проведен без участия законного представителя.

В ходатайстве было отказано, т.к. ст.425 УПК РФ, где определен обязательный круг участвующих лиц, не предусматривает обязательного участия законного представителя [3]. Очевидно, что ходатайство было отклонено необоснованно, т.к. несмотря на то, что защитник не настаивал на ст.

16, 48 УПК РФ, следователь не учел их содержания, согласно которым, обеспечение допуска законного представителя является залогом реализации права на защиту, а также то, что по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители в порядке, установленными ст.

426, 428 УПК РФ (а отказа законного представителя от участия в допросе в деле заявлено не было).

На наш взгляд, в случаях, если следователь считает, что «присутствие родителей может отвлекать несовершеннолетнего от задаваемых вопросов, заставляет его следить за реакцией родителей и отвечать на вопросы в зависимости от нее» [1, c.76], ему необходимо, должным и тщательным образом запланировать механизм проведения допроса.

В первую очередь, целесообразно подготовить законного представителя перед проведением допроса с его участием, разъяснив при этом процессуальный порядок производства допроса (обратив внимание на возможность задавать вопросы только после следователя, на запрет оказания давления с его стороны при допросе на несовершеннолетнего, угрожать ему и т.д.

, что может быть оценено как препятствие ходу следственного действия, являющегося основанием для отстранения от участия и т.д.).

Также, возможен вариант запланирования схемы расположения присутствующих в помещении, где будет проводиться допрос либо предъявление обвинения с целью ограничения прямого и устойчивого визуального контакта несовершеннолетнего с законным представителем (например, не усаживать их напротив друг друга и т.д.).

В любом случае, следователям необходимо учитывать, что наилучшим вариантом, несомненно, является обеспечение допуска законных представителей на процессуальные действия, что может исключить возможность обжалования действий защитником.

В целях надлежащего обеспечения защиты прав и законных интересов несовершеннолетних уголовно-процессуальный закон предусматривает также и нормы, устанавливающие основания отстранения недобросовестных законных представителей. Так, согласно ст.

426 УПК РФ законный представитель может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что эти действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого [4]. При этом заметим, что, закон не разъясняет, какими должны быть эти действия, чтобы наносить ущерб интересам несовершеннолетнего.

Не разъясняет также, какие интересы при этом могут пострадать – законные или все? К.А.

Авалиани относит к таким действиям следующие: «оказание психологического давления на подростка с целью изменения им показаний не в свою пользу, а также дачи ложных показаний; признание законного представителя недееспособным или ограниченно дееспособным; невыполнение им своих обязанностей; совершение преступления в отношении подростка или иных лиц и т.д.

» [5, с.47]. Другой автор, О.Л.

Кузьмина перечисляет следующие основания для отстранения: «недееспособность законного представителя; совершение им действий, могущих повлечь неблагоприятные последствия для ребенка (например, злоупотребление своими правами, невыполнение своих обязанностей, разглашение данный следствия, оказание психологического давления на ребенка с целью изменения своих показаний и т.п.); совершение законным представителем преступления в отношении представляемого либо им же в отношении законного представителя» [6, с.116]. С.В. Тетюев такими действиями считает: «злоупотребление своими правами, невыполнение обязанностей, в том числе по воспитанию, отрицательное влияние на несовершеннолетнего; создание препятствий для выяснения имеющих значение для дела обстоятельств, установления истины по делу и другие действия аналогичного характера» [1, с.81]. Далее, как верно замечают А.П. Коротков и А.В. Тимофеев, отказ законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) от выполнения возложенных на него обязанностей («от участия в уголовном деле») может быть расценен с учетом конкретной ситуации как бездействие, наносящее ущерб интересам представляемого им несовершеннолетнего лица, в силу чего также может явиться основанием для отстранения такого законного представителя от участия в уголовном процессе и допуска другого законного представителя (например, представителя органа опеки и попечительства) [7, с.486].

Проанализировав вышеизложенные мнения, считаем, что действиями законного представителя, наносящими ущерб интересам несовершеннолетнего лица могут быть следующие: признание законного представителя недееспособным или ограниченно дееспособным; необоснованный отказ от выполнения обязательств законного представителя; отрицательное влияние на несовершеннолетнего; создание препятствий для выяснения имеющих значение для дела обстоятельств; злоупотребление своими правами, в том числе отрицательное влияние на несовершеннолетнего, включая асоциальное (аморальное) поведение законного представителя; совершение законным представителем преступления в отношении представляемого, либо представляемым в отношении законного представителя; действия, направленные на создание препятствий для осуществления защиты адвокатом-защитником в соответствии с нормами УПК, законодательства об Адвокатуре и адвокатской деятельности, нормами адвокатской этики.

Предусмотрев права законного представителя несовершеннолетнего, Уголовно-процессуальный закон ничего не говорит об его обязанностях как о реальных гарантиях соблюдения права на защиту.

«Проект федерального закона «О ювенальной юстиции», содержит следующие обязанности законного представителя: защищать права и интересы несовершеннолетнего, своевременно являться по вызовам следователя, прокурора, а также обеспечивать своевременную явку по вызовам несовершеннолетнего, выполнять обращенные к нему требования о соблюдении порядка проведения процессуальных действий с участием несовершеннолетнего» [5, с.46].

Мы, в свою очередь, предлагаем включить в ст.426 УПК РФ третьей частью следующее дополнение: «Законный представитель не вправе:

– Относиться недобросовестно к защите прав и интересов несовершеннолетнего лица;

– Уклоняться от явки по вызову дознавателя, следователя, прокурора и в суд, а также от обеспечения своевременной явки несовершеннолетнего;

– Разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст.161 настоящего Кодекса;

– Отказываться выполнять обращенные к нему требования о соблюдении порядка проведения процессуальных действий с участием несовершеннолетнего в соответствии с настоящим Кодексом».

Установление уголовно-процессуальным законом обязательств законного представителя дало бы существенные гарантии реализации права на защиту несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/37/511/

Юр-решение
Добавить комментарий