Должен ли не проживающий в квартире владелец оплачивать ЖКУ сам, если в ней проживает посторонний?

Долевая собственность: как пользоваться и распоряжаться таким жильем

Должен ли не проживающий в квартире владелец оплачивать ЖКУ сам, если в ней проживает посторонний?

Сдавать  внаем свою долю собственник может только при согласии всех сособственников, и только если эта доля выделена и представляет собой изолированное помещение, то есть целую комнату.  Если же жилье передается юридическому лицу, то оно может использовать жилое помещение только для проживания граждан. 

Материал подготовлен при участии Федеральной нотариальной палаты, юриста адвокатского бюро “Леонтьев и партнеры” Тамаза Мстояна, директора центра развития городского хозяйства ГАСИС Константина Шишка,  руководителя офиса “В Новогиреево” “Миэль-Сеть офисов недвижимости” Юлии Антясовой, ведущего юрисконсультанта Юридической службы “Инком-Недвижимость” Ольги Кладковой.

Если соглашение между собственниками не достигнуто, то они вправе обратиться в суд, который должен установить порядок оплаты за жилое помещение и коммунальные услуги пропорционально долям в праве собственности для каждого из собственников.

Участники долевой собственности обязаны соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и платежей за услуги ЖКХ. Определить, кто сколько платит они могут самостоятельно, а при не достижении согласия – в порядке, устанавливаемом судом.

Заставить одного из сособственников продать свою долю третьему лицу невозможно.

Возможность принудительной выплаты денежной компенсации за его долю допустима по решению суда в случае одновременного наличия следующих условий: доля сособственника незначительна, не может быть реально выделена, сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

 Согласно пункту 4 статьи 252 ГК РФ в таких случаях суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию. Таких судебных дел достаточно много. Как правило, собственник большей доли выкупает меньшую.

Тогда в судебном порядке проводится экспертная оценка рыночной стоимости доли.

Таким образом, если, например, речь идет о крошечных долях, скажем, 1/100, то ваш сособственник владеет буквально считанными квадратными сантиметрами, можно обратиться в суд с требованием о выкупе этой микродоли. И тогда суд может обязать его продать эту долю.

Для таких сделок установлена обязательная нотариальная форма. Допустим, что есть три совладельца квартиры, каждый из которых готов продать свою 1\3. Также есть третье лицо, которое желает приобрести всю эту квартиру. Всем сторонам сделки необходимо явиться к нотариусу.

Он запросит необходимые для сделки документы, в том числе из Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН), убедится в дееспособности всех сособственников, в отсутствии порока воли и так далее.

Если владельцы долей обратятся к нотариусу одновременно, то в этом случае нотариус не будет требовать документы, подтверждающие извещение сособственниками друг друга о намерении продать свои доли. В этом случае договор по продаже квартиры всеми сособственниками может быть заключен по их желанию в виде единого документа.

Если же сособственники обращаются к нотариусу не вместе, а в разное время, нотариус потребует подтверждение того, что все владельцы квартиры уведомлены о том, что сособственник желает продать свою часть.

При заключении договора купли-продажи (ДКП) в нем поименно перечисляются все продавцы – сособственники.

Если того требуют обстоятельства (например, сособственники – чужие друг другу люди или находятся в конфликте), то в ДКП прописывается, какую сумму каждый из них получает при совершении сделки.

Если же сособственники, например, супруги, находящиеся в нормальных отношениях, то суммы можно и не прописывать.

Отчуждение долей квартиры, находящейся в общедолевой собственности, по любому виду сделок (купля-продажа, мена, дарение) подлежит обязательному нотариальному удостоверению. Это нужно для того, чтобы предотвратить случаи квартирного рейдерства.

Главное, что проверяет нотариус – соблюдено ли преимущественное право покупки остальных сособственников квартиры, в случае, если речь идет о сделке купли-продажи.

Нотариус может сам уведомить сособственника, если владелец доли по какой-то причине не готовы заниматься этим лично.

Наиболее бесспорным, по мнению Федеральной нотариальной палаты, является направление извещения заказной телеграммой через почтовое отделение, с просьбой к сотрудникам почты выдать вам копию телеграммы, направленной совладельцу.

Тогда будет видно, когда и какого содержания телеграмму вы направили. Это будет доказательством того, что вы известили сособственников о намерении продать свою долю.

Также нотариус проверит, нет ли других претендентов на “кусочек” квартиры, дееспособен ли собственник, не является ли он банкротом, действителен ли его паспорт.

Тариф за удостоверение сделки составит 0,5% от ее суммы, но не более 20 тысяч рублей.

Собственник доли в квартире имеет право зарегистрироваться в ней без согласия иных сособственников, однако регистрация собственником доли третьих лиц в квартире потребует согласия иных долевых сособственников, исключение – регистрация несовершеннолетних детей сособственников (статья 20 ГК РФ).

Один из сособственников квартиры может выкупить доли других собственников, достигнув с ними согласия или, при определенных обстоятельствах, выкупить доли принудительно.

Так, если доля собственника по отношению к размерам долей других сособственников является значительной (то есть это самая крупная доля по сравнению с долями других), то в судебном порядке сособственник может по очереди признать доли сожителей незначительными и выкупить их. Выкуп возможен только при наличии всех трех условий одновременно: доля сособственника незначительна, эта доля не может быть реально выделена, собственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества (ст. 252 ГК РФ).

Вопрос о принудительном выкупе разрешается, как правило, судами в делах о выделе доли в натуре. При этом является ли доля незначительной или нет, решает суд в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела.

Например, суд может учитывать следующие обстоятельства: нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных и так далее.

Собственник доли вправе по своему усмотрению распоряжаться своей долей, а другие сособственники не вправе ему помешать. Однако законом установлены некоторые особенности распоряжения собственником своей долей.

Например, при продаже доли ее собственник обязан сначала в письменном виде предложить выкупить свою долю иным собственникам. Сособственники в течение месяца должны либо выразить согласие на покупку доли, либо отказаться.

В случае если совладелец квартиры не ответил на ваше предложение о продаже доли в праве собственности на квартиру, либо отказался от ее покупки, то вы вправе продать свою долю в квартире любому постороннему лицу по цене и на условиях, которые вы указывали в своем письме совладельцу квартиры. Стоимость цены для нового покупателя не может быть ниже той, что была предложена совладельцу.

Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества (ст.252 ГК).

Например, выдел доли в натуре в жилом доме допускается, только если есть возможность организовать жилое помещение, полностью изолированное от остальной части дома, то есть с отбельным входом и независимыми коммуникациями.

Выдел доли в натуре возможен как по соглашению сособственников, так и в судебном порядке, если согласие не было достигнуто.

Важно учесть, что выдел в натуре запрещается, если его осуществление невозможно без нанесения несоразмерного ущерба имуществу, которое находится в общей собственности (например, невозможность использования имущества по целевому назначению, существенное ухудшение его технического состояния либо снижение материальной ценности). Если выделить долю в натуре невозможно, то суд по требованию выделяющегося собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию. Получив такую компенсацию, собственник утрачивает право на свою долю.

Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников (согласно статье 247 Гражданского кодекса РФ). Каждый собственник владеет и пользуется частью общего имущества и несет расходы на его содержание соразмерной своей доле.

Если участники общей долевой собственности не могут достичь соглашения об условиях владения и пользования общим имуществом, то спор разрешается в суде. На практике чаще всего собственники договариваются между собой в устной форме.

Понятие общей долевой собственности предполагает изначальное определение долей владения имуществом, которые могут быть как равными, так и неравными. 

При режиме общей совместной собственности такие доли не определены. В этом случае собственники владеют и пользуются общим имуществом сообща, однако распоряжаться имуществом целиком один из собственников имеет право только с согласия остальных сособственников. А для того чтобы распорядиться своей частью совместной собственности, необходимо пройти процедуру выдела доли.

Источник: https://realty.ria.ru/20170825/408875641.html

Жилищное право

Должен ли не проживающий в квартире владелец оплачивать ЖКУ сам, если в ней проживает посторонний?

Жилищное право — комплекс правовых актов и норм, реализующих контроль, связанный с использованием жилищного фонда. Предметом данного права считаются отношения общественного характера, возникающие в ходе эксплуатации фонда жилья.

Данная отрасль включает в себя правовые положения иных отраслей: гражданского, земельного и др. А также взаимодействует с конституционным правом, поскольку главный закон нашей страны — это Конституция.

Кроме того отрасль права связана также и с гражданским правом. В Гражданском кодексе даны основные определения жилищных прав, он определяет порядок договоров найма и т.д.

Также право жилищное тесно связано и с правом административным, в вопросах, касающихся нарушения жилищного законодательства.

Адвокаты, оказывающие правовую помощь в отрасли Жилищное право

О действиях местного исполнительного комитета в случае выявления на территории садоводческих товариществ садовых домиков, расположенных на неиспользуемых земельных участках, предоставленных для коллективного садоводства, в том числе, в отношении которых отсутствуют сведения о месте нахождения их владельцев.
Земельный адвокатАдвокат по земельным вопросамАдвокат по вопросам в садоводческих товариществах

ВЫКУП АРЕНДНОГО ЖИЛЬЯ: ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Жилищным кодексом Республики Беларусь предусмотрено, что не подлежат отчуждению, если иное не определено Президентом Республики Беларусь и настоящим Кодексом: жилые помещения коммерческого использования (с 01.01.2020 – арендные жилые помещения). Действующим законодательством установлен специальный порядок предоставления таких жилых помещений и заключения договора найма: Информация о наличии жилых помещений коммерческого использования (место нахождения, количественный и качественный состав, характеристика, уровень благоустройства, размер платы за пользование) и о сроке обращения за предоставлением жилых помещений коммерческого использования размещается местными исполнительными и распорядительными органами, а также организациями, в ведении которых находятся такие жилые помещения, в доступных для ознакомления местах и в глобальной компьютерной сети Интернет на официальных сайтах местных исполнительных и распорядительных органов по месту нахождения этих жилых помещений. При этом срок обращения за предоставлением жилых помещений коммерческого использования не может быть установлен менее пятнадцати календарных дней со дня размещения информации. По истечении срока местный исполнительный и распорядительный орган, организация, в ведении которой находится жилое помещение, рассматривают заявления граждан о предоставлении жилых помещений коммерческого использования и принимают решения о предоставлении жилых помещений коммерческого использования гражданам, состоящим на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, в порядке очередности исходя из даты постановки их на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.   Вместе с тем, может возникнуть ситуация, при которой освобождается часть квартиры (дома) – изолированная жилая комната, в случае, например, смерти нанимателя, которая не была приватизирована в установленный законодательством срок.  При этом вторая жилая комната (жилые комнаты) приватизирована собственником в срок и им получены правоустанавливающие документы на квартиру. У собственника возникает желание и необходимость получить на законных основаниях освободившуюся комнату, однако при обращении в службу «Одно окно» собственник – сосед освободившейся комнаты может столкнуться с тем, что администрация района не осуществляет такую администрацию процедуру, поскольку заявитель фактически претендует на покупку арендного жилья, что действующим законодательством не предусмотрено. При этом следует отметить, что ч.4 ст. 109 Жилищного кодекса Республики Беларусь предусмотрено, что если в квартире отсутствуют наниматели по договорам найма жилых помещений государственного жилищного фонда, а собственники жилых помещений частного жилищного фонда не являются нуждающимися в улучшении жилищных условий, освободившаяся изолированная жилая комната предоставляется по договору купли-продажи одному из проживающих в квартире собственников жилых помещений частного жилищного фонда, не нуждающемуся в улучшении жилищных условий, по его письменному заявлению исходя из времени подачи заявления. Данная норма сохраняется и в новой редакции Жилищного кодекса Республики Беларусь, которая вступает в силу с 01.01.2020 года. Принимая во внимание, что действующее законодательство предусматривает предоставление по договору купли-продажи комнаты собственнику, представляется, что заключение такого договора возможно после снятия статуса арендного жилья с освободившейся комнаты. Окончательно решение конкретной ситуации возможно исходя из фактических обстоятельств  дела.
           
Собственники жилых и (или) нежилых помещений и организации, оказывающие жилищно-коммунальные услуги, в силу различного рода причин не заключают договоры на оказание жилищно-коммунальных услуг (далее – договор). Отсутствие у собственников договоров, а равно и практики применения жилищного законодательства, зачастую формируют ошибочное представление о том, что они не обязаны оплачивать коммунальные услуги. 
Как быть в ситуации, когда в наследство досталась квартира с «жильцами». Например, бывший владелец (собственник) при жизни прописал в квартире друзей, родственников или иных граждан.

Статьи 1 – 5 из 51
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Здраствуйте. Ситуация такая:за квартиру платить кредит 5 лет а можно ли отписать дарственно эту квартиру когда ещё кредит не выплачен. Или может можно составить документ заверенный у натариуса.Подскажите пожалуйста как правильно составить его если это возможно. Здравствуйте! Подскажите пожалуйста, такая ситуация живём в областном центре молодая семья, но нет прописки ,хотим стать на очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту работу(в собственности ничего нет), организация находится в городе ,а я работаю в подразделении в сельской местности….такой вопрос где нам могу дать жилье в городе или в сельской местности ? Здравствуйте! Хотелось бы попросить о помощи в вопросе, который волнует не только меня, но и моих близких, а так же соседей. Проблема состоит в том, что я играю на электрогитаре на минимальной громкости 15 ваттного усилителя, на этой громкости я могу спокойно услышать музыку из динамика своего телефона. Согласно Правилам пользования жилыми помещениями, с 23 до 7 часов не должны совершаться действия, создающие вибрацию и шум (в том числе посредством игры на музыкальных инструментах, громкой речи и пения, применения пиротехнических средств, выполнения бытовых (ремонтных) работ, проведения ручных погрузочно-разгрузочных работ, резкого закрытия дверей, содержания домашних животных и других действий). В остальное время пользоваться телевизорами, радиоприемниками, магнитофонами и другими громкоговорящими устройствами лишь при условии уменьшения слышимости до степени, не нарушающей покоя других граждан в жилом доме. Правила эксплуатации жилых помещений относительно шумов и вибраций регулируются двумя нормативными документами – постановлениями Совета министров Беларуси №384 от 16 мая 2013 года и №399 от 21 мая 2013 года. Первое касается некоторых вопросов переустройства и перепланировки, установки на крышах и фасадах многоквартирных жилых домов индивидуальных антенн и иных конструкций, а также реконструкции жилых домов. Второе – устанавливает правила пользования жилыми и вспомогательными помещениями, а также их содержания. Итак, шуметь в квартире ни под каким видом нельзя с 23.00 до 7.00. Это касается не только ремонта, но и любого другого шума в квартире: любые действия в это время не должны сопровождаться шумом и вибрацией. Конкретно в документе обозначена игра на музыкальных инструментах, пение, громкая речь, использование пиротехники, проведение погрузочно-разгрузочных работ, громкое закрытие дверей и даже звуки, связанные с домашними животными. Кокой информации здесь нет, могу ли я всецело положиться на закон РБ и играть на музыкальном инструменте с 7:00 до 23:00 в будние дни и с 9:00 до 19:00 в выходные. Могу ли я повышать громкость усилителя и играть на том уровне громкости, который захочу только я? Могу ли я показать соседям закон и не бояться, что ко мне в гости заглянут правоохранительный органы с целью составить протокол и выписать штраф из-за жалоб соседей? Буду ждать подробный ответ, заранее благодарю! Я собираюсь заключить брак. У будущей жены есть дочь. Обе стоят на очереди по улучшению жилищных условий с 1992 г. одной семьёй. У меня в собственности квартира площадью 64 кв.м. Снимут ли их с очереди в случае заключения нашего брака? С уважением, Евгений Здравствуйте. Получили участок как нуждающиеся в исполкоме, строим за свои средства без привлечения кредитов пока. С этого года хотим использовать семейный капитал на строительство жилья и получить субсидию как многодетные. Участок с построенным и сданным в эксплуатацию домом мы сможем продать Через 8 лет по необходимости. Вопрос заключается в том, что если вдруг мы захотим продать дом через 8 лет не будет ли препятствий, потому что мы использовали семейный капитал и государственные деньги – субсидию на строительство. Спасибо.

Статьи 1 – 5 из 15907
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Источник: http://www.rka.by/zhilishchnoe-pravo/

О квартирном рейдерстве и как с ним бороться

Должен ли не проживающий в квартире владелец оплачивать ЖКУ сам, если в ней проживает посторонний?

“Квартирное рейдерство” – термин довольно молодой. Лет 5 назад ещё его было сложно найти в прессе.

Но вот последние 3-4 года он всё чаще и чаще мелькает на страницах как бумажных изданий, так и интернет-сайтов, в речах политиков и общественных деятелей, да и в выступлениях обычных граждан.

Квартирным рейдерством называют обычно захват квартиры владельцами небольшой (а иногда и большой) доли в ней путём выживания совладельцев.

Как это выглядит? Некто покупает долю в праве собственности на квартиру или комнату. Затем под любым предлогом вселяется в неё (иногда помогает суд, иногда просто грубая сила).

После этого нехитрыми способами – от жарки селёдки на кухне, мокрых полов в туалете и забивания замков спичками, до поигрывания острыми колюще-режущими предметами и конкретных обещаний несладкого будущего, – соседи выживаются из квартиры или комнаты так, что им остаётся только пытаться продать и свою долю.

Рейдеры часто согласны её купить, но за 10 – 20% реальной стоимости. Как правило, они и первую свою долю купили за пол-цены, если не меньше.

Вроде бы ситуация совершенно ясная. И вроде бы совершенно ясно, что тут делать – собирать доказательства, выселять по суду незаконно вселившихся, ловить эту банду и сажать её.

Но почему-то в общественном мнении зачастую ситуация выглядит иначе: оно видит нарушения не там, где они есть (незаконное вселение, чинение препятствий собственникам, угрозы и шантаж), а там, где их нет (приобретение доли криминальными личностями).

Хуже того, квартирным рейдерством, некоторые сознательно передёргивая, а некоторые и искренне заблуждаясь, начинают называть не незаконное вселение и выживание собственников из квартиры, а вполне законное отчуждение доли в жилом помещении её собственником постороннему лицу.

По мнению многих, если у семьи Ивановых есть 2/3 квартиры, в которой они проживают, а их дальнему родичу Петрову досталась 1/3 этой квартиры по наследству, то совершенно нормально, что Ивановы не только не пускают Петрова жить (что, в общем, наверное, правильно: посторонний человек в чужой квартире сильно ущемляет права на жилище), но и вообще делают вид, что никакой его доли тут нет, а они могут спокойно, безвозмездно и беспроблемно пользоваться всей квартирой. Впрочем, готовы купить у него его 1/3, но конечно, не за треть цены квартиры, а рублей за сто. Ну или сколько у них от последней зарплаты осталось. Не согласен – “Как знаешь, вообще ведь ничего не получишь”.

Вполне себе неудивительно, что озверевший Петров вначале пытается найти управу на Ивановых. Но ни наш закон, ни наш нерешительный (в подобных ситуациях. В других – весьма решительный) суд ему не подмога.

В законе ничего внятного о том, как собственник доли, который не может непосредственно использовать объект, может получить причитающееся ему иным способом.

А без чёткого указания закона суды мнутся и боятся выдать волюнтаристское требование, например, обязать Ивановых выкупить у Петрова его долю за пропорциональную долю стоимости целой квартиры, или назначить ему ежемесячную плату с Ивановых, и так далее. Мировых соглашений тоже по таким делам почти не бывает.

Помыкавшись где-то в судах, а где-то без судов, вконец возненавидев своих зачастую кстати родственников, Петров решает: “Да пропади пропадом эта доля, ничего с неё не получу, так хоть как следует нагажу вредным совладельцам”. Так и попадают доли квартиры в собственность криминальных личностей, которые дальше устраивают то, что и называется, если говорить объективно, “квартирным рейдерством”.

Конечно, это не единственный возможный вариант. Есть и другие: например, в приватизированной квартире один из собственников разругался с другими, покатился по наклонной и продал свою долю всё тем же сомнительным личностям. Вина бывает и на одной, и на другой стороне.

Способов передать свою долю даже без уведомления совладельцев более чем достаточно. Это и дарение, и отступное по фиктивному займу, и дарение + продажа (сначала микродоля дарится, затем тому же лицу продаётся большая доля).

Правда, после введения нотариального удостоверения сделок отчуждения с долями недвижимости накал “альтернативных” способов отчуждения спал, и сейчас чаще всего в ходу купля-продажа, подразумевающая предварительное уведомление совладельцев.

Но и дарение остаётся в силе, ведь если стороны уверенно и упорно говорят, что передают долю безвозмездно, нотариус сам не вправе решать, что сделка притворная, а ограничивается только разъяснением возможных рисков и последствий.

И вновь нельзя не обратить внимание, что в народе бытует безграмотное мнение, что преимущественное право покупки означает, что “без согласия других собственников никому передать долю нельзя”.

Подкрепляемое столь же малограмотными консультациями “юристов”, увы. В действительности, если уж собственник решился свою долю отчуждать, то он это сделает, хотят его совладельцы или нет.

В том числе и через куплю-продажу.

Как это делается? Вначале собственник доли, который желает её продать, идёт к нотариусу (есть и варианты обойтись на этой стадии без нотариуса, но они менее надёжны). Там он направляет заявление в адрес каждого из других участников долевой собственности.

В заявлении сообщает о намерении продать долю третьему лицу, указывая цену и другие условия продажи. И предлагает воспользоваться преимущественным правом покупки.

Это заявление нотариус направляет (обычно Почтой России) по адресу совладельца (желательно по адресу регистрации места жительства, но работает иногда и фактическое место жительства).

НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, получил ли адресат письмо или сидел в кустах, надеясь, что пронесёт, в соответствии со ст. 165.1 ГК РФ, если письмо было направлено по правильному адресу, он считается его получившим.

После получения (или того, что признаётся получением) данного заявления начинается отсчёт срока продолжительностью один месяц.

И если за это время сособственники не решились заключить договор на предложенных условиях, не собрали деньги (обычно в заявлениях ставится условие, что деньги должны быть уплачены сразу) и не подписали договор, то можно продавать долю посторонним лицам на предложенных совладельцам условиях. Совершенно без учёта каких-либо желаний и возражений других собственников.

Но у многих граждан опять “особое мнение”. Я такое называю “крестьянская хитрозадость”. Одни думают, что могут вместо предложенных им условий предложить свои условия и потянуть время (типичное: “а я считаю, что его доля столько не стоит”); другие считают, что если они ответили “я согласен”, то после этого уже можно ничего не покупать, а сделка у продавца всё равно уже сорвалась.

Ничего подобного! Продавец идёт к нотариусу, показывает свидетельство того же или другого нотариуса о том, что совладельцы были уведомлены. Независимо от того, получили они заявление или уклонились, результат будет один.

Главное, чтобы было какое-нибудь подтверждение того, что уведомление направлено по правильному адресу, а не “на деревню дедушке, Константину Макарычу”.

В крайнем случае, нотариус запросит информацию о лицах, проживающих по адресу, куда было направлено письмо.

Сделка совершена, удостоверена, право зарегистрировано, в квартире или комнате появляется новый собственник.

Возможно, он правда рейдер, возможно он хороший человек, которому нужно где-то жить, возможно он инвестор, расчитывающий на снос дома, возможно, он пользуется лазейкой в нормативных актах, которая пока позволяет регистрировать место жительства даже при наличии 1/10000000 (можно уменьшать и далее) доли в праве собственности.

Вполне возможно, что ему от этой доли ничего, кроме регистрации по месту жительства, и не нужно. Ни нотариус, ни регистратор, ни даже суд не вправе судить о его намерениях, если таковые не являются незаконными и не проявились в конкретных поступках.

Поэтому на этом этапе остановить рейдеров невозможно. Совсем невозможно: если даже один нотариус заподозрит и откажет, они будут умнее, и у другого не будут делиться своими планами на будущее.

Таким образом, есть только один способ эффективной борьбы с квартирным рейдерством: противодействие собственно их незаконным действиям, которые состоят в выживании собственников из жилья. Как уже писалось выше: сбор доказательств, выселение, суд…

А самый лучший вариант – это не допустить самой ситуации, когда квартирные рейдеры появятся в общем жилье. Но, к сожалению, хотя он и самый лучший, но не всегда самый простой.

Отбрасывая те случаи, когда от совладельцев вообще ничего или мало что зависит, в нашей стране слишком часто надеются на авось. “Авось, не продаст” и “Небось, не сумеет”.

Поэтому с недружественным совладельцем не церемонятся, на переговоры не идут, а если и идут, то на неприемлемых условиях. В результате ситуация заходит в тупик, из которого простого выхода не существует.

Если ещё можно как-то зафиксировать угрозу насилия, то как зафиксируешь, например, изгаженные полы в туалете? Ставить скрытые камеры, нарушая неприкосновенность частной жизни и, возможно, ещё и статью УК, запрещающую приобретение и использование шпионской техники, как бы себе дороже не обошлось!

Конечно, проблема эта быстро была поднята на уровень государственный. Слушания в Государственной Думе, законопроекты, публикации в СМИ. Но результата – ноль. Законопроекты, в силу их “с плеча рубательского” характера законами не становятся.

Защиты прав жильцов от рейдеров, а владельцев малых долей от произвола владельцев больших – так и нет. Идея запретить вообще оборот долей, по крайней мере, малых – откровенно противоречит основам гражданского права. Это привычный нам по депутатским законопроектам “запретительно-охранительный” подход.

Легче всего “врубить” “запрет на всё”, не разбираясь в природе ситуации и не задумываясь о косвенных последствиях. К счастью, в Думе и прочих государственных структурах хватает людей, которые понимают, к чему может привести подобного рода запретительная политика, поэтому пока процесс не движется.

А вот почему не появляются более взвешенные законопроекты – вопрос серьёзный.

Но перейдём, однако, к моим предложениям, как можно было бы с этим бороться.

Надо выделить два направления:

1) борьба с ситуацией, когда собственник не может извлекать материальное благо из своей собственности (“защита права собственности на долю”);

2) борьба с ситуацией, когда проживающий в жилье не имеет защиты от мер “выживания” (“защита жилищных прав собственника доли”).

Как только мы определяемся с этими направлениями действия и охватываем типичные ситуации в этой области, становится проще понять, что именно делать.

В рамках защиты права собственности на долю самый разумный вариант – это предоставить суду выбирать способ защиты права, в зависимости от ситуации и желания сторон, оперируя следующими вариантами:

1) принудительный для ответчика выкуп доли у истца ответчиком с выплатой строго пропорциональной доли рыночной цены целой квартиры (комнаты, дома);

2) принудительная для ответчика продажа доли истцу с выплатой такого же вознаграждения уже истцом ответчику;

В этих двух случаях следует обеспечить фактическую выплату, во втором случае, внесением всей суммы в депозит суда до принятия решения по существу, в первом случае всеми доступными приставам-исполнителям способами.

3) принудительная для обеих сторон совместная продажа жилья с последующим пропорциональным распределением вырученных средств (по возможности избегая механизма торгов, который ведёт к значительному снижению вырученных сумм, оставляя его только на крайний случай);

4) установление периодических выплат тому из участников собственности, который не может непосредственно пользоваться долей или сдавать её внаём;

5) и наконец, вселение истца или жильцов, которым он сдал квартиру, если он этого желает и это возможно исходя из жилищных условий.

Варианты типа сдачи внаём всей квартиры тоже возможны, но вряд ли имеет смысл это делать как-либо помимо мирового соглашения сторон спора.

Данные варианты должны быть доступны суду; некоторые из них при определённых условиях (например, без желания лица вселить его в жильё должно быть совершенно невозможно – конечно же, это и Конституции противоречило бы; или, например, если истец не желает получать периодические выплаты без какой-то гарантии того, что они ему поступят), кроме того, суд должен всячески способствовать тому, чтобы стороны вышли на мировое соглашение под угрозой неудобного как одной, так и другой стороне варианта решения проблемы.

Если подобное регулирование появится в или статье 250 (или 250.1) ГК РФ, или в каком-нибудь ином месте ГК РФ, то накал ситуации уже существенно спадёт.

Что же касается защиты жилищных прав собственника, то тут надо сделать несколько изменений:

1) либо в ясной и твёрдой форме установить, что регистрация по месту жительства не даёт никаких прав, а наоборот, проживание по определённому адресу даёт все права (то есть, перейти на чисто заявительный порядок регистрации с очень серьёзной ответственностью за ложную регистрацию, вплоть до уголовных штрафов, если это приводит к уклонению от выполнения гражданских обязанностей или от ответственности),

либо наоборот, установить, что для регистрации недостаточно просто владеть долей, а надо иметь либо согласие всех лиц, владеющих самостоятельным жилым помещением (как минимум, изолированной комнатой) и законно проживающих в нём, либо судебное решение, которое указывает, в какой конкретно комнате кто имеет право проживать.

2) и соответственно, вселение в жилое помещение производить только на указанных выше условиях (независимо от выбранной политики в первом пункте): я могу вселиться либо к членам своей семьи в комнату/квартиру, которую они занимают, то есть по общему согласию жильцов и владельцев комнаты/квартиры, либо, если согласия нет, суд рассмотрит, можно ли по размеру моей доли выделить мне лично (или нескольким сособственникам, согласным жить вместе) изолированное жилое помещение. И если да, то вселение по суду, если же нет, то отказ.

3) ввести запретительную санкцию: собственникам доли, не имеющим право вселения во внесудебном порядке, при наличии каких-либо попыток вселиться без суда или препятствования другим собственникам в проживании, судом может быть  наложен запрет вселения в квартиру и даже нахождения в подъезде дома, если это требуется, под страхом уже уголовной ответственности за неисполнение судебного решения. Можно по аналогии с “антисталкерскими” законами США и других стран, где гражданину может быть запрещено приближаться к определённому лицу (или определённому месту).

Может быть, мои мысли и наивны, но, как мне кажется, подобные меры были бы достаточно эффективны.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/8/16/o_kvartirnom_rejderstve_i_kak_s_nim_borotsya

Маркер опасности

Должен ли не проживающий в квартире владелец оплачивать ЖКУ сам, если в ней проживает посторонний?

Что касается протестов населения, несмотря на заверения властей, что никаких проектов мусоросжигательных заводов в Петербурге не существует, то людей можно понять.

Их настолько часто обманывали, что люди просто не верят чиновникам и опасаются, что под видом переработки они протащат сжигание, назвав его, к примеру, «термической обработкой».

Хотя даже такая форма обращения с отходами в Европе уже устарела и от нее постепенно отказываются.

Все понимают, что чиновники будут «ни мытьем, так катанием» протаскивать мусоросжигание, потому что им и дружественному им бизнесу выгодны наиболее дорогие методы утилизации ТКО.

То обстоятельство, что несмотря на такую заинтересованность, ни один проект мусоросжигания так и не был реализован в Петербурге, я объясняю тем, что для окупаемости таких проектов нужно серьезно увеличить тарифы на обращение с отходами.

Но такое увеличение поборов вызовет массовые протесты населения, чего власти справедливо опасаются».

Научный руководитель НПК «Механобр-техника», академик РАН Леонид Вайсберг:

«Протесты населения против проектов мусоросжигательных заводов основаны на фобии, порожденной неосведомленностью о реальном вреде этих проектов для экологии. На самом деле, в Петербурге существует мусоросжигание — и общественные протесты это не вызывает. Я имею в виду сжигание «Водоканалом» иловых осадков сточных вод.

А протестов нет, потому что там хорошо организована очистка выхлопов. По этой же причине четыре московских мусоросжигательных завода, один из которых вообще расположен в густонаселенном районе на улице Подольских курсантов, тоже работают без проблем.

Я интересовался состоянием выбросов этих заводов — и экологи признали, что концентрация вредных веществ там ниже предельно допустимой.

На практике реальные скандалы вызывают совсем другие объекты — полигоны, свалки, которые издают сильные и неприятные запахи из-за разложения органики. Люди реально страдают и из-за запахов, и из-за дурно пахнущей воды в колодцах, поскольку в подземные воды проникает стоки полигонов.

Именно в силу реально ощущаемого вреда люди выступают против полигонов в Подмосковье, Шиесе и других местах. Поэтому я тоже против создания новых полигонов, особенно плохо подготовленных.

Грамотные полигоны должны учитывать особенности геологии местности, там должны быть построены глиняные затворы от вытекания стоков, сделан отвод метана и предприняты другие меры защиты окружающей среды. Все это стоит довольно дорого, порядка 200 евро за 1 квадратный метр.

В результате полигон оказывается примерно вдвое дороже мусороперерабатывающего завода. У нас в стране нет ни одного грамотного полигона, а те, что есть — просто помойки.

Мусоросжигание тоже, конечно, может наносить вред — если оно неправильно организовано. Например, когда сосед сжигает на своем участке мусор в бочке, что нередко происходит в деревнях, или когда горит свалка — вонь разносится по всей округе.

Современные мусоросжигательные заводы, которые работают, например, в Европе, имеют не только очень качественные системы очистки выбросов, но и специальную систему подготовки мусора, его обработку в полноценное топливо, которое при сгорании не выделяет диоксины.

Такие заводы очень дороги, их могут себе позволить только достаточно богатые города, которые могут разными способами поддерживать такие заводы, например, субсидируя производимую ими «зеленую» электроэнергию.

Между тем, существуют другие способы сжигания мусора. Например, в печах цементных заводов, в которых обжигают клинкер для производства цемента. Эти цементные заводы работают — и скандалов по их поводу нет. Жителям все равно, какое топливо используются в этих печах.

Если вместо газа и мазута будет сжигаться мусор, то жители не почувствуют разницы, потому что в этих печах образуется известь, которая адсорбирует все вредные продукты горения. Использование цементных печей для сжигания мусора может вообще освободить нас от необходимости строить дорогостоящие мусоросжигательные заводы.

В Европе цементникам сначала приплачивали за сжигание мусора (отдавали им часть тарифа), но потом выяснилось, что использование мусора вместо газа и мазута увеличивает прибыль цементных заводов, и им перестали отдавать часть тарифа, а потом и вовсе заставили платить за покупку мусора в качестве топлива. По этому пути разумно пойти и нам.

По нашим расчетам, мощность существующих в Ленобласти цементных заводов такова, что они могут принять около половины всех отходов Петербурга, пригодных для сжигания. Это сильно сократит расходы на обращение с отходами и позволит снизить тарифы».

Руководитель фракции «Яблоко» в Законодательном собрании Санкт-Петербурга Борис Вишневский:

«Я категорически против мусоросжигания, особенно в российских условиях. Все ссылки на то, что в Европе есть мусоросжигательные заводы, которые экологически безопасны, не учитывают двух обстоятельств.

Во-первых, Европа уже совершенно последовательно отказывается от такого способа обращения с отходами. Во-вторых, там совершенно иное, в сравнении с Россией, отношение к качеству окружающей среды, к контролю за экологической безопасностью.

В Европе жестко контролируют качество очистки выбросов, а у нас на этом всегда экономят в первую очередь, поскольку стоимость систем очистки составляет порядка 60% всех затрат на мусоросжигательный завод.

Поэтому в наших условиях это смертельно опасное производство для окружающей среды и людей, которые живут на достаточно большой территории вокруг такого завода.

Современное обращение с отходами предполагает не мусоросжигание, а мусоропереработку. Поэтому я крайне негативно оцениваю решение Госдумы приравнять сжигание отходов с выработкой энергии к утилизации, поскольку оно позволяет сжигать мусор и назвать это переработкой.

Я считаю это юридическим мошенничеством, имеющим совершенно конкретную цель — выполнить таким способом установленные мусорной реформой нормативы переработки. Понятно, что гораздо проще мусор сжигать, чем перерабатывать. Переработка требует раздельного сбора ТКО, применения современных технологий рециклинга.

Это достаточно дорого, но я считаю такой путь единственным способом решить мусорную проблему.

Сейчас любое упоминание мусоросжигания является для людей маркером опасности. Смольный заявляет, что таких планов у него пока нет, но петербуржцы прекрасно понимают, что сегодня планов нет, а завтра они вполне могут появиться, так что надо быть настороже».

Генеральный директор СРО НП ПЖК «МежРегионРазвитие» Владислав Воронков:

«В соответствии с последними поправками в федеральный закон об обращении с отходами, мусоросжигание стало одним из способов утилизации отходов. При этом, по закону сжиганию подлежат только неперерабатываемые отходы.

Это значит, что 93% отходов будут перерабатываться во вторичное сырье и готовые продукты для использования в различных отраслях экономики, а также для выработки энергии. Захоронению на полигонах подлежат только отходы мусоросжигания, так называемые «хвосты». Таких отходов в России всего 7%.

То есть, их будет крайне мало, так что большая часть нынешних полигонов будет рекультивировано и закрыто. В этом заключается главная цель мусорной реформы.

Чтобы осуществить цель реформы, надо радикально изменить всю систему обращения с отходами. В частности, надо наладить переработку как промышленных, так и коммунальных отходов. Такая задача, в качестве основной, поставлена на 2020 год. Для этого предусмотрено строительство около 30 крупных мусороперерабатывающих предприятий.

Протесты жителей против любых проектов таких предприятий связаны, по моему мнению, с тем, что они не до конца понимают смысла мусорной реформы и опасаются, что вместо переработки у них под боком появятся мусоросжигательные заводы.

К сожалению, у нас не сформировалась сама культура современного обращения с отходами. Ее придется формировать — и решающую роль в этом должно играть государство.

Должны быть организованы обстоятельные общественные обсуждения технологий переработки, публичные слушания проектов строительства мусороперерабатывающих предприятий.

Проекты должны быть организованы таким образом, чтобы жители регионов четко понимали, какую пользу от них они получат, в том числе, для развития своих территорий. Сжигание мусора будет использоваться для выработки «зеленой» электрической и тепловой энергии, государство, разумеется, должно будет субсидировать такую выработку, потому что она дороже традиционной.

Придется поменять само отношение к отходам. Люди должны осознать, что отходы — это не бесполезный мусор, а сырье для производства товаров. И что по этой причине его эффективное использование приведет к снижению тарифов на обращение с отходами».

Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции

Источник: https://www.rbc.ru/spb_sz/16/01/2020/5e202b869a79473b27872bb2

Юр-решение
Добавить комментарий